кассы: +7 (383) 266-25-92
ежедневно с 10.00 до 18.45
администраторы: +7 (383) 266-26-08
 oldhouse@mail.ru
Контактная информация
Версия для слабовидящих

       

Зрители смогут наплакаться всластьМарина Вержбицкая, «Новая Сибирь, 19.09.2011»

В Новосибирске вновь побывал известный литовский режиссер Линас Зайкаускас. Экс-главреж театра «Старый дом», а ныне художественный руководитель Ульяновского областного театра драмы имени И. А. Гончарова вернулся к родным пенатам, чтобы поставить психологическую драму польского драматурга Ингмара Вилквиста «Ночь Гельвера». Герои пьесы — слабоумный Гельвер и его приемная мать Карла, которые попадают в страшную действительность фашистской Германии 1930-х годов. Они связаны личной трагедией: Карла потеряла свою больную дочь, а Гельвер родился не таким, как все. Он видит мир глазами маленького ребенка и с детской непосредственностью пересказывает страшные события, которые происходят вокруг. Она понимает, что фашистский режим не терпит компромиссов и непременно уничтожит ее несчастного пасынка. А нацизм все глубже проникает в недра их маленького мирка: люди, сбиваясь в толпу, легко превращаются в нелюдей, Бог допускает мучения и смерть невинных, власть переходит в руки недочеловеков.


Пьеса Ингмара Вилквиста обошла весь мир, но пока еще не прижилась на почве российской театральной действительности — несколько спектаклей в не самых известных театрах и скромный общественный резонанс. Тем не менее у «Ночи Гельвера» есть все шансы стать спасительной шоковой терапией для российского зрителя. Говорят, смотреть пьесу Вилквиста почти так же трудно, как играть. Но раз в России практически легально действуют фашистские молодежные формирования, работают лагеря для подготовки боевиков-скинхедов и проходят несанкционированные митинги экстремистски настроенных националистических партий, эта драматургия обществу необходима.
— Линас, прежде чем перейти к цели вашего визита, расскажите, как на вашем пути возник Ульяновский драматический театр, художественным руководителем которого вы сейчас являетесь?
— После Новосибирска я год проработал в Челябинском драматическом театре, после чего перешел в Ульяновскую драму. Поводов для того, чтобы я возглавил театр в Ульяновске, было несколько. Во-первых, достаточно сильная для провинциального театра труппа. Во-вторых, сильный и амбициозный директор. В-третьих, неглупый министр культуры, что встречается редко. В-четвертых, не похожий на других представителей власти губернатор.
— Что вы имеете в виду?
— Губернатор Ульяновской области Сергей Морозов имеет одно не характерное для большинства встреченных мной власть имущих увлечение — культуру. Он не тусуется в компании узколобых фанатов на стадионе, а повернут лицом к искусству и в том числе к театру. Это исключительный случай: современным политическим деятелям, особенно в не самых инвестиционно привлекательных регионах, выгоднее увлекаться спортом. А в Ульяновске вопреки всему продвигают культуру. Представьте, в этом году Ульяновск был объявлен культурной столицей стран СНГ. В сентябре в городе пройдут Международный культурный конгресс и Марафон культурных событий, почетным гостем которых станет президент РФ Дмитрий Медведев. Затем на базе Ульяновского драматического театра будут проведены два театральных фестиваля, которым впервые суждено выйти на международный уровень. Кроме того, 2012 год объявлен в Ульяновске годом культуры, а в 2020 году Ульяновск планирует выступить конкурентом Перми в борьбе за звание культурной столицы Европы.
— Вот это амбиции! Кто бы мог подумать, что провинциальный Ульяновск по собственной воле отправится на передовую культурной революции. Кстати, вы упомянули ульяновские театральные фестивали. Один из них — Всероссийский фестиваль «Герои Гончарова на современной сцене», на который в октябре отправится спектакль «Облом off» новосибирского «Старого дома».
— Верно. На базе нашего театра проводится фестиваль, участие в котором принимают постановки по произведениям Ивана Гончарова. Знаменитый писатель родился в Ульяновске, когда город еще назывался Симбирском, и является культовой фигурой для всех симбирчан. Именем Гончарова названы не только наш областной драматический театр, но и главная улица города. Последнее удивительно: ведь в Симбирске, помимо Гончарова, родился когда-то и Владимир Ильич Ленин. Так что у главной улицы были двойные шансы стать улицей Ленина.
— Линас, вы покинули Новосибирск два года назад, однако в ваших театральных работах то и дело проскальзывает новосибирский след. Например, спектакль «Наташина мечта», который вы репетировали с актрисой «Старого дома» Натальей Пивневой и который так и не удалось увидеть новосибирскому зрителю, вы вновь поставили с молодой челябинской актрисой. Или спектакль «Чувства», который с успехом объехал ряд фестивалей, некоторое время значился в репертуаре «Старого дома», а в новой интерпретации стал вашим дебютом на ульяновской сцене. Что заставляет вас вновь обращаться к постановкам новосибирского периода?
— С моноспектаклем по пьесе Ярославы Пулинович «Наташина мечта» дело обстояло так. Работа над спектаклем в Новосибирске была сделана, но спектакль из-за проблем с авторскими правами так и не увидел дневного света. Это был мертворожденный ребенок, которого мне очень хотелось воскресить. И, слава богу, это удалось. Правда, уже на другой сцене и с другой актрисой. Спектакль хорошо приняли на фестивалях в Латвии, Литве и Белоруссии. Мы стали лауреатами трех форумов и получили множество новых предложений. Нас ждут в Албании, Болгарии, Германии, Македонии, Москве, Польше, Украине и так далее. Объехать все фестивали мы не успеем физически. И, если честно, я бы с удовольствием восстановил новосибирскую версию «Наташиной мечты» и поделился заслуженным успехом со своим первенцем. Похожая история была и с «Чувствами» по рассказу Чехова. Я понял, что мне важно восстановить этот сошедший с новосибирских афиш спектакль, и возродил его в качестве своей дебютной работы в Ульяновске. Премьера ульяновских «Чувств» состоялась в Болгарии во время Габровского фестиваля театральных комедий. Успех был такой, что спектакль пригласили на множество других фестивалей. Ульяновская драма не выезжала за границу 25 лет, а теперь будет посещать зарубежные фестивали почти каждый месяц. Так что благодаря «Чувствам» мы сможем попасть в Книгу рекордов Гиннесса как самый гастролирующий профессиональный провинциальный театр России.
— В сентябре в «Старом доме» состоится премьера спектакля «Ночь Гельвера» в вашей постановке. Это будет первая постановка пьесы Ингмара Вилквиста в Новосибирске — польского драматурга, о котором в России известно крайне мало.
— Этот автор известен во всем мире. В Польше его ставят в каждом втором театре, а в Германии — в каждом третьем. Кроме того, пьесы Вилквиста обошли всю Европу, побывали в США и Латинской Америке. Для современной драматургии Вилквист — фигура первой лиги, как, скажем, более известный у нас Мартин Макдонах. Это очень милый, интеллигентный и многосторонний человек, который помимо драматургии занимается театральной критикой, режиссурой и кино. Некоторое время он руководил драматическим театром в Гдыне, но не сошелся взглядами на театральный процесс с властями: Вилквист хотел сделать театр-лабораторию для узкого круга зрителей, а власти хотели полных залов и театр для всех… А еще этот тихий и спокойный человек может быть очень жестким и страстным. Я видел, какие страсти кипят в нем, когда он репетирует. Да это видно и из пьес. «Ночь Гельвера» содержит целый клубок чувств и эмоций, которые бурлят и зашкаливают.
— Можно я задам самый примитивный вопрос: о чем будет спектакль?
— У хороших авторов не бывает одной темы. Вот и Вилквист предлагает нам богатый выбор тем. Прежде всего мы рассматриваем социальные и общественные темы. Это проблема нацизма и фашизма в современном обществе. Это взаимоотношения родителей и детей. Это проблемы, которые возникают в приемных семьях. Это отношение к особенным, психически и физически нездоровым детям. Это эдипов комплекс — между прочим, та тема, которую боялись поднимать вплоть до конца ХХ века. Каждая из этих тем содержит в себе множество конфликтов, психологических переходов, страстей. Все так переплетено и запутанно — как говорят русские, без пол-литра не разберешься. А мне, актерам и зрителям предстоит сделать это на трезвую голову. Развлечься на этом спектакле не получится. Предстоит серьезная работа, выполнять которую, надеюсь, всем будет в удовольствие. Если все получится, то публику ждет катарсис, как в настоящей античной трагедии, и зрители смогут наплакаться всласть. «Ночь Гельвера» принесет много облегчающих душу слез, с одной стороны, и две оскароносные роли, с другой.
— Можно несколько слов об исполнителях?
— «Ночь Гельвера» — тот текст, который сегодня меня волнует и интересует больше всего. Эта пьеса не только восхищает меня красотой языка и силой драматургии, но и пробирает до косточек, что с режиссерами случается нечасто. Желание поработать над «Ночью Гельвера» родилось давно, когда я еще служил главным режиссером в «Старом доме». Я выбрал актеров на главные роли, мы прошли застольный этап репетиций, а потом обстоятельства сложились так, что работа над пьесой была отложена. Когда приступили к работе над пьесой вновь, пришлось внести изменения в актерский состав. Роль Карлы исполнит, как и задумывалось изначально, Эльвира Главатских. У этой актрисы еще не было такой глубокой и сильной роли, но я работал с ней в «Пяти пудах любви» и «Валентиновом дне» и точно знаю, что Эльвира созрела для того, чтобы быть хорошей артисткой. Хорошей не в плане органичненькой, а такой, которой не стыдно было бы оказаться в окружении звезд всероссийского масштаба. А роль Гельвера исполнит молодой актер Анатолий Григорьев. Я очень боялся, что Толя в силу возраста может не потянуть, но он оказался молодчиной, ушел в работу с головой. Если он будет играть на премьере так, как сейчас на репетициях, то Новосибирск ждет появление крупной звезды. Я ему пророчу большое будущее, по крайней мере, в новосибирских масштабах.
— Действие пьесы происходит на заре фашизма в Германии 1930-х. Вы сохраните авторскую хронологию и топографию?
— Я перенес место действия в современный день, потому что твердо убежден: современному театру необходимо говорить именно про сегодняшний день. Как показывают последние события в Норвегии, Англии и России, мы подошли к моменту страшной ксенофобии, которая порождает крайне шовинистическое, империалистическое и фашистское миропонимание. Все больше людей полагают, что только будучи нетерпимым к иным, пришлым и чужакам, они могут сохранить свои устои, законы и привычную жизнь. Это чувствуется и в Европе, и в России. Меня это поражает. Россия, пережившая Вторую мировую войну, потерявшая в борьбе с фашизмом 30 миллионов своих граждан, не препятствует его возрождению. Любимый мною Петербург — прекрасный город с итальянской архитектурой, где бродят духи Пушкина, Гоголя, Достоевского и гениев Серебряного века, — превратился в главный фашистский город страны, оплот фашистских и националистических организаций. Воронеж, Омск — людям других национальностей просто страшно выходить в этих городах на улицу. И таких городов в России немало. Возрождению неонацистских настроений способствует также исчезновение демократии. Дорога ультраправым во власть открыта. Еще страшнее в Европе. Германия, признавшая перед всем миром свою вину, начинает терять контроль над своими неонацистскими организациями. Их становится все больше и больше. Причем ситуация меняется прямо на глазах.
— Как вы считаете, сегодняшний театр способен притормозить это движение в пропасть, стать кафедрой, с которой «можно много сказать миру добра»?
— Мне не нравится слово «кафедра». Сразу возникают ассоциации со сценой, тумбочкой и скучным лектором. Надеюсь, на моем спектакле спать никому не захочется. Но если заменить слово «кафедра», то лично я бы хотел говорить о важных общественных, моральных, социальных, политических и человеческих проблемах. Что же касается, спасения, то автор пьесы «Ночь Гельвера» дает единственно верный рецепт. Спасти мир от нацизма может только вера в бога. Только вера может сделать человека моральным. Если мы будем проповедовать такие четкие моральные устои, как религия и вера в бога, у нас есть шанс выжить.
— Вы бы хотели продолжить сотрудничество со «Старым домом»?
— Это зависит не от меня, а от желания руководства. Но если пригласят, я готов. Обязательно приеду. Что говорить, за три года работы я полюбил и эти стены, и этих людей. Чисто по-человечески.

Вернуться к прессе