кассы: +7 (383) 266-25-92
ежедневно с 10.00 до 18.45
администраторы: +7 (383) 266-26-08
 oldhouse@mail.ru
Контактная информация
Версия для слабовидящих

       

Возвращение на родные подмосткиМарина ВЕРЖБИЦКАЯ, «Новая Сибирь »

"Старый дом" превращается в театр-роман, который теперь можно читать и смотреть одновременно. 


ОТЫГРАВ порядка двадцати спектаклей на разных площадках города, театр «Старый дом» вернулся на родные подмостки. После масштабного ремонта, затронувшего все видимые и незримые зрительскому глазу уголки векового здания работы архитектора А. Крячкова, новосибирский драматический сменил репертуарную концепцию. Из камерного театра постсоветского стандарта «Старый дом» превратился в уникальный театр-роман, на «страницах» которого обитают в добрососедстве легендарные литературные персонажи, вдохновенные их подвигами артисты и увлеченные оригинальным сценическим чтением зрители. 

   Театральная жизнь Новосибирска пусть не тиха, но достаточно размеренна. Театры-гиганты давно и детально поработали над имиджем и теперь, удивляя размахом бюджетов и замыслов, только тщательно блюдут свое реноме. Театр «Старый дом», у которого жизнь в начале нулевых упорно не складывалась, обретает «лица необщее выраженье» именно в последние годы. Смена режиссерских имен и репертуарных названий, поиск новых способов существования на сцене и регулярные попытки узнать старого и принять нового зрителя — все это и многое другое ложится в копилку социокультурной и художественной самоидентификации труппы и дает хорошие всходы. Так, к своему 80-летнему юбилею театр пребывает в хорошей форме и может похвастаться кардинально обновленной формой и содержанием. 
   КАК уже сообщала газета «Новая Сибирь», к открытию сезона театр пережил капитальный ремонт здания, который не проводился со второй половины 1960-х. «Старый дом» всегда отличался камерностью и особым уютом, — рассказывает директор НГДТ «Старый дом» Антонида Гореявчева. — И мы рады тому, что теперь наш интерьер полностью соответствует духу театра. Думаю, зрителям будет уютно, комфортно и главное безопасно в этих стенах. Фойе, галерея, кафе, сцена, зрительный зал – только видимые глазу изменения. На самом деле ремонт был очень масштабный. Мы полностью заменили тепловой узел, сантехническое и тепловое оборудование, электрические сети и вентиляцию. Это если говорить о материальном». 
   Концепцию нематериального преображения «Старого дома» формулирует штатный режиссер новосибирского драматического Тимур Насиров: «Какие ассоциации вызывает у вас словосочетание «старый дом»? Лично у меня это – библиотека мягкий свет, шторы, безделушки, картинки, роман. Потихонечку, аккуратненько мы будем выходить на новую концепцию театра – театра-романа. А что такое роман? Это течение жизни, течение времени. Роман на сцене – это особе поведение артиста, особая жизнь, особое дыхание зрительного зала в том числе. Это не значит, что спектакли будут идти по десять часов. Отнюдь нет. Дело не в протяженности, а в особом подходе к материалу. И с каждым новым спектаклем мы будем все ближе приближаться к тому, что особенно интересно видеть на сцене. В прошлом году мы сделали первые шаги в этом направлении. «Ксения Петербургская» была первым шагом. Вторым будет мой спектакль «Золотой теленок». Затем последует «Пер Гюнт» Антонио Лателла. Следом появится кинороман «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?» Галины Пьяновой. Таким образом, мы создадим свою сценическую библиотеку, которая будет пополняться и пополняться. Визуализируют и наглядно иллюстрируют нашу концепцию замечательные книги, которые стоят на полках в кафе нашего театра. Их можно листать, читать. Со временем книг станет много, и наш театр станет прекрасным местом для буккроссинга. Можно будет взять книжку и положить на ее место свою». 
   Пока же книгообмен только набирает обороты, Тимур Насиров готовит к выпуску спектакль под странно-манким названием «Концерт замученных опечаток» по роману И. Ильфа и Е. Петрова «Золотой теленок». «Это очень личная постановка, — говорит режиссер. — Спектакль по роману «Золотой теленок» когда-то ставил мой мастер Григорий Козлов в театре «На Литейном». Спектакль был хорошим, но, на мой взгляд, недооцененным. Он быстро сошел со сцены, но глубоко запал мне в душу. Поэтому спектакль «Старого дома» имеет для меня особое значение. Это и посвящение мастеру, и очень личное высказывание по поводу многих волнующих меня вещей. Спектакль, как и роман, разделен на три части. Первая часть называется «Парад алле». Вторая часть — «Два комбинатора». Третья часть — «Second Hand». При этом я не ставлю перед собой задачу пересказать роман, который большинство грамотных людей и без того в подробностях известен. «Концерт замученных опечаток» - это своего рода рефлексия на темы романа». Ключом к новому спектаклю «Старого дома», по мнению режиссера Насирова, является цитата из записных книжек Ильфа: «Ветер, ветер, ужасно как мне не повезло. Мне обещали, что я буду летать, но я все время ездил в трамвае. И я знаю, я умру на пороге счастья, как раз за день до того, когда будут раздавать конфеты». В трактовке Тимура Станиславовича это высказывание позволяет стародомовцам трансформировать ильфопетровский сюжет в «спектакль о том, как дорога ложка к обеду. Нет ничего постоянного. Проходит все. Проходит и жизнь в погоне за глупостями. Тебе кажется, что вот-вот придет все, чего ты желал, а на самом деле за исполнением желаний стоит пустота. При этом наш спектакль не будет держаться исключительно на грустной ноте. Это будет хулиганство, жутко смешное баловство и совершенно импровизационное существование». 
   Главной роли как таковой в спектакле не будет. Образ Остапа Бендера-Задунайского, а именно так рекомендует себя в «Золотом теленке» самый знаменитый сын лейтенанта Шмидта, разойдется на 20 артистов. Каждый из них исполнит свою партию великого комбинатора и, по убеждению режиссера, получит настоящий актерский кайф: «Бендера у меня будут играть несколько артистов. Почему? Потому что в нашей стране Бендеров нет. Таким людям, как Бендер, здесь просто не выжить. Если и появляются у нас такие потрясающие люди, то их либо ломают об коленку, либо они быстро становятся такими же, как все остальные. Бендер – поэт, художник, жулик, который не жульничает. Кого он обманывает? Таких же жуликов или полных идиотов. Жулик без жульничества, который готов отдать последнюю рубаху. Ускользающий образ. Если бы у меня была возможность, я бы пригласил одновременно на эту роль и Юрского, и Миронова, и Меньшикова. Потому что каждый из них играл только какую-то часть образа. В нашем спектакле каждому артисту достанется свой кусочек Бендера. Это, конечно, значительно усложняет задачу: ведь подхватить роль у партнера и суметь ее развить за короткое время сложнее, чем сыграть роль полностью. И наши артисты понимают это. У них горят глаза, и зрители наверняка почувствуют тот кайф, которые получают актеры от этой роли с большой буквы». 
   

Вернуться к прессе