кассы: +7 (383) 266-25-92
ежедневно с 10.00 до 18.45
администраторы: +7 (383) 266-26-08
 oldhouse@mail.ru
Контактная информация
Версия для слабовидящих
Тайны заколдованной ФраттомброзыЕвгения Ольгина, «undefined»

Спектакль «Ворон», премьера которого недавно состоялась в «Старом доме», не только взбудоражил публику джазовой музыкой, сочной игрой актеров, солеными шутками, но и заставил весь зрительный зал воспрянуть от зимней спячки.


Фантастическая история заколдованного государства Фраттомброзы, созданная Карлом Гоцци в XVII веке, в руках приглашенной постановочной команды из Грузии и почти всей труппы театра наполнилась современной лексикой, придуманными новыми сценами и созвучными нам вопросами. Слепое чинопочитание, немотивированная агрессия, рождение любви — очень рельефно выявлялись благодаря яркой форме комедии масок и импровизации. Спектакль получился не всеядным, без лишней умилительности и слезоточивости. Но тем и занимателен эксперимент, что ни на секунду не отрываешь взгляда от знакомых событий пьесы, по-новому выстроенных на сцене.

узи желчного пузыря И очень обнадеживает, что это не случайное событие в «Старом доме». Приглашение режиссера Андро Енукидзе и художника Айвенго Челидзе — первый шаг на пути к осознанному репертуару. По информации пресс-службы театра, в будущем году в него войдут еще несколько совместных проектов с постановщиками Литвы, Китая и Польши. Думается, на стыке разных национальных театральных систем и может возникнуть тот электрический разряд творчества, который очевидно проявился в «Вороне».

Итак, злоключения в сказочной стране начались со смерти ворона, убитого королем Миллоном (Владимир Борисов). Тем самым он обрушил на себя проклятье быть в тоске, пока не найдет невесту «белую, как мрамор, алую, как кровь, черную волосами и бровями». Его верный брат Дженнаро (Андрей Бутрин) отыскивает ему суженую по образцу и привозит во дворец. Но не успел еще Миллон рассмотреть соответствие предлагаемого варианта, как, казалось бы, разрешившаяся ситуация начинает обрастать чередой роковых происшествий. Появляется чародей Норандо (Михаил Пичигин) — отец Армиллы (Лариса Решетько), его свита голубок и предвещают еще большие проклятия. Король начинает подозревать своего брата в измене. Дженнаро попадает в тюрьму, а затем и вовсе превращается в мраморную статую. Неравнодушная к нему Армилла решает вызволить его из оцепенения собственной смертью. Причем цепь этих страшных событий будет рассказана в первых сценах. Так чем же захвачен зритель?

Груду «нелепых» событий режиссер превращает в сюжет о взаимоотношении внутреннего «я» человека и тех масок, которые даны ему в разные моменты жизни окружением. Эффектный триллер проявлен в спектакле внутренним драматизмом.

Первым условием игры в «Вороне» становятся традиционные маски: сообразительные слуги Бригелла (Вадим Тихоненко), Труффальдино (Владимир Казанцев), придворный чиновник-бюрократ Тарталья (заслуженный артист Туркменистана Юрий Кораблин), сердобольный Панталоне (Александр Сидоров), хитрая Смеральдина (народная артистка РФ Халида Иванова) и другие. У каждого из них есть свои характерные черты в духе комедии дель арте, но появляется и новое условие, которое заставляет их проявиться нестандартно. Все они не просто слуги, торговцы, чиновники, а, прежде всего, приближенные короля, готовые беспрекословно выполнять любое повеление Миллона.

В спектакле каждая маска ведет собственную интригу и занимает то место, которое успеет отыграть у других. Труффальдино и Бригелла, чтобы подольститься королю, делают шаги в сторону нетрадиционной ориентации. Приехавшая вместе с принцессой Смеральдина быстро становится фавориткой немощного министра-эротомана Тартальи, завоевывая не только его сердце, но и полномочия первой персоны при дворе. Иногда герои действительно приспускают маски с лица, отбрасывают послушную марионеточную пластику — и смешное оборачивается изнанкой. На самом деле их твердая воля управляет государством, и тот же самый Миллон становится заложником их усердия — усердия частной выгоды. Поэтому король в варианте «Старого дома» страдает вовсе не от магического проклятия, а от фальши окружающего мира, доводящего (в буквальном смысле!) до тошноты.

Эта режиссерская постройка выглядит вполне органично, поскольку улавливает один из главных принципов драматургии Гоцци — принцип относительности каждого события.

Вернуться к прессе