кассы: +7 (383) 266-25-92
ежедневно с 10.00 до 18.45
администраторы: +7 (383) 266-26-08
 oldhouse@mail.ru
Контактная информация
Версия для слабовидящих

       

Смешно до ужаса: в Новосибирске прошла премьера «Господ Головлёвых»Татьяна Жукова, «ВашГород.ру»

В преддверии Хеллоуина в Новосибирске прошла одна из самых мистических театральных премьер года — «Господа Головлёвы». Атмосфере страха в постановке позавидовал бы даже нашумевший хоррор «Оно».


В преддверии Хеллоуина в Новосибирске прошла одна из самых мистических театральных премьер года — «Господа Головлёвы». Атмосфере страха в постановке позавидовал бы даже нашумевший хоррор «Оно».
 
Две недели назад, после открытой репетиции спектакля, режиссёр Сергей Федотов рассказывал зрителям, что классические пьесы сегодня губит постмодернистский взгляд. У него же подход совершенно другой:
 
«Мы в этом спектакле подробно сделали усадьбу, декорации, костюмы. Наша задача — вас, зрителей, взять с собой в такое путешествие на машине времени».
Классических героев Федотов помещает в классическую обстановку: мрачная русская усадьба, потемневшие от времени иконы, перед которыми всю пьесу усердно крестится Иудушка, строгие наряды. И заглавная музыкальная тема — стилизованная песня Сергея Старостина, в интернете прозванная «Колыбельной-страшилкой», сразу даёт понять: в этом месте ничего хорошего произойти не может.
 
 
Длинный и тяжёлый роман на сцене «Старого дома» с первых минут превращается в динамичную и завораживающую постановку. Здесь нет и следа того, в чём иногда обвиняют «Головлёвых» в других театрах, — затянутости. В углу забавно кривляется никчёмный барин-сифилитик, во главе стола наводит порядки Арина Петровна, возле дверей скользит запуганная прислуга. А когда ночью в дом прокрадывается блудный сын Степан, спектакль становится тем, что обещал зрителям режиссёр, — комедией.
 
Смешных моментов здесь очень много — зал дружно смеётся над пьяными выходками Степана, подхалимством Иудушки, проделками Пети и Володи. Но каждый раз по спине пробегает холодок, а порой происходящее на сцене заставляет вжаться в кресло от ужаса.
При этом зритель понимает: да, всё так и должно быть. Герои должны сами брать свечку и ложиться на лавку помирать, бродить после смерти по дому, гримасничать за дверью дружной компанией, тревожно вглядываться в комнату из шкафа, а в финале лезть в окна, как в повестях Гоголя, ещё одного мистического классика…
 
 
Все спектакли Сергея Федотова построены на работе с энергией актёров. Как признавался режиссёр, каждая его постановка — это отдельный мир с атмосферой конкретного автора, которая «всех затягивает в это электрическое поле»:
 
«Зритель, приходя на спектакль, должен ощутить энергию — и актёрскую, и зрителей, сидящих рядом. И она, как мячик, перебрасывается на сцену, а со сцены в зал».
В этом едином энергетическом пространстве сглаживались все шероховатости, обычно свойственные премьере: оговорки, забытые реплики, неудачная громкость музыки. Зато в полной мере проявилось главное достоинство «Головлёвых» — идеально подобранный актёрский состав.
 
 
Роль Иудушки, кажется, создана именно для Анатолия Григорьева («актёр-шизофреник», уверял режиссёр) — герой в его исполнении одновременно и избалованный барин, и расчётливый подонок, и одинокий, испуганный, проклятый всеми «сынок без маменьки».
Арина Петровна в исполнении Веры Сергеевой внезапно превращается из хрестоматийного воплощения зла в недолюбленную мать, которая отчаянно пытается приласкать Павла на пороге смерти и до последнего верит в человечность Порфиши.
 
А одна из самых удивительных находок — молчаливая Улитушка в монашеском одеянии, прислужница смерти, заботливо закрывающая дверь за всеми уходящими покойниками.

Вернуться к прессе