кассы: +7 (383) 266-25-92
ежедневно с 10.00 до 18.45
администраторы: +7 (383) 266-26-08
 oldhouse@mail.ru
Контактная информация
Версия для слабовидящих

       

Сергей Безродных: Хорошим человеком нужно оставаться независимо от званийМарина Вержбицкая, «Новая Сибирь, 26.11 2010»

Ведущий актер театра «Старый дом» Сергей Безродных отметил юбилей.
18 НОЯБРЯ на сцене «Старого дома» состоялся бенефис заслуженного артиста России Сергея Безродных, посвященный 50-летию артиста. Поздравить ведущего актера театра с юбилеем пришли представители Министерства культуры, Союза театральных деятелей, друзья и коллеги.


Сергей Безродных связал свою жизнь с театром «Старый дом» в 1989 году. Незаурядный талант, запоминающаяся сценическая внешность, прекрасные голосовые данные и ярко выраженная мужская фактура сулили молодому актеру славу героя-любовника. Однако профессиональные амбиции не позволили ему стать заложником одного амплуа, и вскоре Сергей Иванович предстал перед публикой универсальным, разносторонним артистом. Безродных оказались подвластны русская и зарубежная классика, современные пьесы и радикальный авангард, трагические и комические персонажи, гротеск, ирония, юмор, сарказм. Поклонники запомнили его Ясона из «Медеи» Хайнера Мюллера, Кочкарева из «Женитьбы» Н. Гоголя, Шаблова из «Поздней любви» А. Островского и множество других ролей.

Цитатой к своему юбилейному вечеру Сергей Безродных выбрал слова голливудского актера Чарлтона Хестона: «Подмостки — отечество актера, и нужно все время продлевать паспорт, чтобы не лишиться гражданства». «Новая роль — это работа с чистого листа. И слова Чарлтона Хестона говорят мне о том, что актеру каждый раз нужно заново подтверждать свой профессионализм и все время доказывать, что он не зря выходит на сцену», — пояснил юбиляр, которому пришлось весь праздничный вечер демонстрировать публике комедийный талант. Сначала Сергей Иванович вышел на сцену в одной из своих любимых ролей — Кавалера Рипафратта в спектакле «Трактирщица» по пьесе К. Гольдони. Затем стал участникам подготовленного труппой «Старого дома» капустника. Молодые актеры настоятельно просили бенефицианта тряхнуть «чем могешь» и уверили публику в том, что на сцене Безродных — словно «бешеный олень»: «Бедных женщин охмуряет, темпераментом искрит и такое вытворяет, что практически творит», «Этот дядечка Сережа, он из ранних, из крутых, он моложе молодежи и живее всех живых».

Накануне юбилея заслуженный артист ответил на вопросы «Новой Сибири».

— Сергей Иванович, вы играете как комические, так и драматические роли. Какие вам все-таки ближе?
— Мне нравятся те роли, которые одновременно печальны и смешны. Наверное, поэтому меня привлекает жанр трагикомедии. Особенно нравятся роли, где приходится перевоплощаться настолько, что меня становится трудно узнать. Например, недавно был спектакль «Дуэт», где я играю одновременно несколько персонажей, и к каждому из них стараюсь находить свою краску и интонацию. К таким спектаклям также относится «Удар» режиссера Ронни Якубашка, где я играю десять персонажей одновременно. Все перевоплощения происходят на глазах у зрителя, и хотя внешне ничего не меняется, внутренне во мне должно произойти что-то такое, благодаря чему зритель поймет: перед ним появился другой персонаж. Это, конечно, тяжело, но вместе с тем очень интересно.

— Можете ли вы назвать самую любимую из длинного списка исполненных вами ролей?
— Принц Уэльский в спектакле «Кин IV». Это была одна из моих самых любимых постановок. Огромное спасибо за нее режиссеру Анатолию Афанасьевичу Морозову. Спектакль «Кин IV» нравился мне своей человечностью: ведь для моего персонажа были важны не власть и политика, а искусство. В принце Уэльском соединилось все: он дружил с трагиком Кином, тянулся к театру, ему хотелось играть на сцене. У меня была реплика: «Боже, как прекрасно: отблеск свечей в глазах актрис, движение занавеса, дыхание зрительного зала…» — все это его наполняло. Кроме того, принц Уэльский был очень сильным и при этом ироничным человеком.

— В сегодняшнем вашем репертуаре есть любимые роли?
— Наверное, это роль Тригорина в «Пяти пудах любви». Многие говорят, что этот спектакль труден для восприятия, но для меня важен тот факт, что это чеховская драматургия, с которой нам, актерам, не так часто приходится соприкасаться. Тригорин мне очень дорог. Конечно, он забирает у меня много сил, но зато есть что играть. Еще я с большим удовольствием играю в «Трактирщице». Роль Кавалера Рипафратта — одна из самых ярких в моем репертуаре. Именно этот спектакль я выбрал для бенефиса: зрителю в «Трактирщице» есть над чем посмеяться, а это тоже немаловажно.

— Вы чувствительны к критике?
— В молодости я очень остро все воспринимал, а сейчас понимаю: сколько людей — столько мнений, и я не могу быть для всех хорошим. Но конструктивно-полезную критику я принимаю и беру на вооружение.

— Какой репертуар вам ближе — классический или современный?
— Мне ближе классический театр. Особенно люблю русскую классику: именно там я нахожу точки соприкосновения с моими собственными мыслями, желаниями и мечтами. Но и современные спектакли, если они поставлены талантливо и неординарно, мне тоже интересны.

— У вас, как принято говорить, благородный тембр голоса. Вы поете?
— Иногда. Правда, у меня бывают проблемы с ритмом. Еще я могу из одной тональности в другую «заехать». Но голос Бог дал — это да. В молодости я ходил в вокальную студию, и мой педагог говорил, что с моим лирическим баритоном мне одна дорога — на оперную сцену. Надо только много работать над голосом, шлифовать его, расширять диапазон. Но я его не послушался и поступил в театральное училище. Позже, когда мы случайно встретились с ним на трамвайной остановке, он спросил, почему я перестал посещать занятия в студии? Я признался, что поступил в театральный. «Очень жаль!» — сказал он. Но я об этом нисколько не жалею!

— Полагаю, зрители «Старого дома» с вами согласятся. А как вы относитесь к официальным оценкам театральной деятельности — званиям, премиям?
— Это действительно определенная награда и оценка твоей деятельности, которая накладывает на тебя еще большую ответственность перед зрителями, коллегами и самим собой. Хотя мой главный принцип, который, кстати, был слоганом моего первого бенефиса: «Не требую награды, покоя не прошу». Ведь дело-то не в регалиях, а в тебе самом, в том, что ты из себя представляешь. Хорошим человеком надо оставаться независимо от званий.

— Сергей Иванович, вы все время говорите о работе, а что остается за порогом театра?
— Обожаю путешествовать! Мне приходилось бывать в других странах не только с гастролями, но и на отдыхе. В новых городах я всегда стараюсь посещать соборы, церкви. Изучаю местную архитектуру. Мне, например, очень понравилось в Германии. Там я себя чувствовал комфортно — почти как дома. И летние гастроли в Швеции со спектаклем «Дуэт» в этом году тоже были прекрасны. Но, пожалуй, самое сильное впечатление на меня произвела Япония. Это сказка, в которой мне довелось побывать дважды. Хотелось бы, конечно, оказаться в Париже, Риме, Нью-Йорке. Да и вообще много чего увидеть. Еще я с удовольствием слушаю классическую музыку. К примеру, на моей странице «ВКонтакте» есть много любимой музыки, классической в том числе. Еще стараюсь, насколько позволяет время, ходить на концерты. Например, весной этого года я побывал на сольном концерте солиста Новосибирского театра оперы и балета Карена Мовсесяна. Получил огромное удовольствие!

— Вы планируете события своей жизни или предпочитаете, чтобы все шло своим чередом?
— Я не люблю ничего планировать ни в театре, ни в обычной жизни. На все воля Господня. Можно всю жизнь мечтать, не дождаться и страдать из-за этого. А мы, актеры, — люди зависимые. Нами театральная жизнь распоряжается. Знаете, как в песне «Арлекино»: «Я Гамлета в безумии страстей который год играю для себя». Точно так же и в обычной жизни: прекрасно, если мечты сбываются, но я стараюсь ничего не загадывать. Как говорится, мы предполагаем, а Бог располагает.

Вернуться к прессе