кассы: +7 (383) 266-25-92
ежедневно с 10.00 до 18.45
администраторы: +7 (383) 266-26-08
 oldhouse@mail.ru
Контактная информация
Версия для слабовидящих

       

Новосибирск. Новая формаВера Пильгун, «MASK BOOK»

В Новосибирске появился постдраматический театр, по-своему экспериментирующий с отношениями, которые выстраиваются между сценой и аудиторией.


В Новосибирске появился постдраматический театр, по-своему экспериментирующий с отношениями, которые выстраиваются между сценой и аудиторией.

Спектакль «Ручейник, или Куда делся Андрей» не имеет четких рамок и определенных правил игры, заданных режиссером. Перед зрителем не стоит задача понять и проследить все сюжетные линии, разгадать значение каждой детали. Режиссер дает лишь почву для размышлений. Ему важна именно та история, которая рождается в воображении зрителя, нечто личное: ведь у каждого из нас есть свой стол с множеством ненужных вещей, которые невозможно выбросить, домики, качели и многое другое, что мелькает в потоке образов на сцене. Режиссер отдает зрителю роль демиурга, который самостоятельно создает свой вариант спектакля, вылавливает оттуда собственный смысл, разбирается в том, что здесь самое важное и есть ли оно вообще.

Главной становится форма спектакля, акцент ставится на визуальную составляющую. Действие одновременно происходит на нескольких уровнях: на вербальном уровне; на уровне сценического существование актеров, которые постоянно перемещаются и «управляют» механикой спектакля; и, наконец, на уровне визуального ряда, состоящего из множества различных экранов, куда транслируются картинки, отрывки фильмов, карты местности… Спектакль мозаичен, мы не найдем в нем никакой подсказки – приема, который позволил бы объединить все разнообразные художественные средства, придать им однородность и целостность. Напротив, мы абсолютно самостоятельно выстраиваем эту историю у себя в голове, а режиссер дает огромное количество «воздуха» для полета нашей фантазии.

По признанию актеров, до этого они в подобном жанре не работали. Распространенной формой документального театра является читка текста без игры и интонирования, это не привычно для драматических актеров… Транслировать зрителю информацию с помощью слова и ритма, не расставляя акценты самостоятельно, оказывается сложной задачей. Придание актерами дополнительных смыслов тексту только мешает зрительскому восприятию. Как только актер начинает играть, он выпадает из общего ритма спектакля и отвлекает зрителя от напряженного процесса организации множества деталей в единое целое.

В итоге рождается документальное расследование об исчезновении московского журналиста Андрея, отправившегося в деревню то ли в поисках интересного материала, то ли в поисках потерянного смысла жизни…

Вернуться к прессе