кассы: +7 (383) 266-25-92
ежедневно с 10.00 до 18.45
администраторы: +7 (383) 266-26-08
 oldhouse@mail.ru
Контактная информация
Версия для слабовидящих

       

Не радужное прошлоеТатьяна Власова, «Театрал »
Тема памяти как сложного механизма, который помогает осмыслить прошлое страны, другого поколения, другой эпохи и соотнести со своей – стала ведущей на фестивале. Открыл ее спектакль «Элементарные частицы» (новосибирский театр «Старый дом»). 

В Петербурге есть два условно конкурирующих театральных фестиваля, «Арлекин» и «Радуга», собирающих спектакли для юных и совсем юных зрителей. Первый раздает награды, второй знакомит с разными способами рекрутировать новое, подрастающее поколение. Как это сделать? Вопрос открытый. 
 
Тема памяти как сложного механизма, который помогает осмыслить прошлое страны, другого поколения, другой эпохи и соотнести со своей – стала ведущей на фестивале. Открыл ее спектакль «Элементарные частицы» (новосибирский театр «Старый дом»). Начинался он и придумывался с нуля, как и главный научный центр страны – Академгородок в Новосибирске: в истории создания идеального пространства для ученых и разрушения последней советской утопии режиссер Семен Александровский и драматург Вячеслав Дурненков разбирались на месте – собирали свидетельства академиков и документы, из которых в итоге сложилась выверенная с математической точностью работа.
 
Ученые Академгородка смогли на десять лет стать настоящей «научной вольницей», построить на своей территории не только сеть НИИ, по принципу интеграции наук, но и гражданское общество, то самое, о котором позже мечтал академик Сахаров. Они, конечно, были привилегированной кастой, получив право на самоорганизацию, на относительную автономию, больше себе позволяли, но и больше других осознавали ответственность перед страной, думали о том, как оптимизировать систему, отрегулировать «сбитые настройки». Город ученых, выросший в лесах, стал еще и «заповедником» свободной мысли. Как она работала, Семен Александровский отслеживает по беседе молодых людей, физиков оттепельных 60-х, когда казалось, что можно и земную ось сдвинуть, чтобы улучшить климат, в том числе социальный, ускорить прогресс, сделать «точкой отсчета» пассионарность. О «новом мире» они говорят в будущем времени, как если бы только планировали все то, что сложилось в Академгородке, а он, как и Академия Платона, отличался совершенством организации: «ядро», «плазма», «питательная среда».
 
Но сумма ожиданий, повышенная социальная активность рухнула с «письмом 46-ти» – ученые выступили против закрытого судебного процесса над авторами «Белой книги», документального сборника о Синявском и Даниэле. Письмо попало в Америку, на радио «Свобода», а подписавшиеся – под обвинение в «антисоветской пропаганде». Это поставило точку на утопии Академгородка. Набор фраз, типичных для 30-х, периода сталинского террора, и снова прозвучавших на внутренних судах, когда обвиняли, травили свои же, актеры произносят коротко, сухо, бесцветной официальной интонацией судьи, зачитывающей приговор – а сверху на них льется дождь, унылый и затяжной, как период «застоя». Вера в идеальный советский строй – а Академгородок задумывался как образцово-показательная модель – стремительно обнулилась, сменилась инерцией и «внутренней иммиграцией». О ней актеры театра «Старый дом» говорят, уже прижавшись к тусклой стене, освободив пространство, где в первой части спектакля велись разговоры на кухне и одновременно придумывался, создавался идеальный город в лесу, где общая идея жизнестроительства, интеграции науки, экономики и общества сменилась решением локальных, прикладных задач, распадом на «элементарные частицы».

Вернуться к прессе