кассы: +7 (383) 266-25-92
ежедневно с 10.00 до 18.45
администраторы: +7 (383) 266-26-08
 oldhouse@mail.ru
Контактная информация
Версия для слабовидящих

       

Минута молчания на 82 года, «Вечерний Новосибирск, 07.05.2010»

Театр «Старый дом» посвятил юбилею Победы новый спектакль — военную балладу белорусского драматурга Алексея Дударева «Рядовые». В ближайшее время спектакль отправится на гастроли по городу и области, а значит, его посмотрят люди самых разных возрастов: от школьников до ветеранов.


«Рядовые» с самого начала были задуманы как место встречи сразу нескольких поколений. Недаром эта постановка — размышление об отцовском, дедовском подвиге — создана молодым режиссером Сергеем Дроздовым. В «Рядовых» удачно выступили актеры нового поколения: Яна Балутина, Максим Гуралевич, Виталий Саянок и другие. Может, им и непросто было вживаться в трагические образы 40-х, но в целом — всё получилось.

Воля к жизни, воля оставаться человеком в самых ужасных, непредсказуемых обстоятельствах — вот тема, которая звучит со сцены и делает «Рядовых» интересными сегодняшнему зрителю.

«Если каждого человека, погибшего во время Второй мировой войны, почтить минутой молчания, придется молчать 82 года...» Эти слова Алексея Дударева зритель, пришедший на спектакль, увидит на театральной программе. Кстати, программа необычная — треугольник, стилизованный под письма с фронта, внутри которого поименно перечислены все «Рядовые», действующие лица спектакля.

Режиссер и актеры попытались не только воспроизвести стиль эпохи, но уловить дух военного времени. Работая над постановкой, молодые актеры встречались с ветеранами, очевидцами событий. У каждого из обитателей «Старого дома» — свое отношение к войне, а у некоторых даже своя жизненная история, с войной связанная.

Вячеслав МИТЯНИН, актёр театра «Старый дом»:
«Такое не забывается...»
— Война — эта тема очень дорога мне, как и многим людям, за спиной которых — родные и близкие, прошедшие войну. Мой отец, Николай Прокопьевич, ушел на фронт в 1941-м, попал в плен в 1942-м, во время второй волны наступления гитлеровских войск. Прошел через лагеря в Прибалтике, шахты Чехословакии, и, наконец, очутился в лагере под Дрезденом, где его освободили наши войска. Наверное, отца выручило крепкое сибирское здоровье — выдержав все испытания, в 1945 году он вернулся домой...
Что сказать? Война — тяжкая вещь, ее последствия сказываются до сих пор. В 1941 году моя мама, Елена Васильевна, осталась с тремя детьми на руках. Одному малышу — пять лет, другому три года, младшему годик. Когда отец попал в плен, мать получила похоронку и спустя какое-то время вышла замуж во второй раз. А отец оказался жив, вернулся с войны, и для нас это была тяжелая семейная драма... такое не забывается.
В спектакле «Рядовые» я играю очень неоднозначного человека. Мой герой живет по заповеди Божией «не убий!», для него это святое. Его жизнь — драма человека, который не может убивать, в то время как убивают его родных и друзей, в то время как нужно защитить слабого, защитить себя, свою страну. Думаю, моего героя можно понять, но оправдать... оправдать нельзя! Да он ведь и сам себя не оправдывает: сдает оружие, уходит в штаб, чтобы его судили, но погибает, попав под обстрел. Так или иначе, он обречен. Война ставит солдата перед выбором: либо предаешь, либо воюешь. Третьего не дано.
Все это мне тем более понятно, что во время службы в армии я близко общался с людьми, прошедшими Великую Отечественную. В 1956—1959 годах, после окончания школы авиамехаников, я служил в городе Пушкине, в Царском Селе. Пришел в армию совсем юным, а вернулся взрослым окрепшим мужчиной. Служил у хороших командиров, все они были фронтовиками, а это очень важно: если офицер сражается бок о бок с солдатом, он и относится к нему совсем по-другому.
В те годы наша армия сильно отличалась от той, которую мы имеем сегодня. Так называемой «дедовщины» не было в помине! Армия была мужественной, армия была настоящей. А если даже мы ссорились, эти ссоры никогда не имели полублатного, полулагерного характера. Всё решалось по-мальчишески, по-честному. Думаю, «дедовщина» появилась после того, как в армию пришли люди, не нюхавшие пороху. Ребята сложные, рожденные после войны, когда безотцовщина стала обычным явлением. Ведь если мальчик получает женское воспитание, ему трудно стать мужчиной. Воспитывать мужчину нужно в семье, в школе, в армии. И, я надеюсь, наш спектакль «Рядовые» будет хорошо воспринят молодыми людьми, затронет их сердца, души. Научит мужеству.

Максим ГУРАЛЕВИЧ, актёр театра «Старый дом»:
«Войны быть не должно!»
— Для меня война — огромная палитра ассоциаций, впечатлений, которых не уместить в двух словах: боль, страдание, героизм, бессмысленность, подвиг...
Работая над спектаклем, мы пытались погрузиться в атмосферу военного времени, смотрели фильмы о войне. Я — человек, выросший в мирное время, склонный к позитиву, склонный оправдывать людей, которые если и совершают проступки, то делают это не со зла. А уж как актер, своих героев я обязательно для себя оправдываю, это абсолютно точно. То есть пытаюсь понять даже самого, казалось бы, отъявленного злодея: возможно, он ошибается, но в душе каждого человека живет какая-то своя правда. Работать над ролью в «Рядовых» было тяжело и по-актерски, и по-человечески. Нужно было вживаться в непредставимые вещи, держать в голове, что идет бой, что тебя вот-вот убьют, а между тем ты только что добрался до театра на автобусе, снял кожаную куртку и вышел на сцену...
40-е годы — это совершенно иное время, иные ритмы, мотивации. Даже на фотографиях лица тех людей отличаются от современных лиц. Вместе с легкостью, молодостью чувствуется какая-то степенность во взгляде, вес, достоинство. Даже черты лица какие-то другие. Более классические, что ли?
Уважение к людям, которые прошли войну, — оно всегда со мной, я с ним вырос. Помню, как в детстве общался с бабушкой, как мы всей семьей ходили на парад в День Победы. Парад — невероятное обилие красных флагов, трубы, ударные тарелки и, конечно, песни: «Этот День Победы порохом пропах...» 9 Мая — мощный праздник, когда перекрывали главные улицы города, а люди шли, шли рекой. В те годы было еще очень много ветеранов, и я, маленький мальчишка, всматривался в их лица, представлял их молодыми, в военной форме. Примерял пилотки. Рассматривал медали, пытаясь понять, что же это за железные штуки с символикой, которые дают людям за невероятные вещи! Пытался примерить на себя: что бы я мог такого сделать, чтобы меня наградили? Только вот на войну, «на подвиги в разведку», меня никогда особо не тянуло. Потому что я как-то очень рано понял: войны быть не должно. Пожалуйста, не нужно! Живите мирно, люди, рожайте детей, будьте счастливы!

Вернуться к прессе