кассы: +7 (383) 266-25-92
ежедневно с 10.00 до 18.45
администраторы: +7 (383) 266-26-08
 oldhouse@mail.ru
Контактная информация
Версия для слабовидящих

       

Крутой маршрут театрального колесаИрина Алпатова, «Театрал »
Четыре театра, участвовавшие в конкурсе, получили главные призы фестиваля, включая «Новацию», которая досталась «Ручейнику» Семена Александровского в театре «Старый дом». При этом стоит сказать, что именно в данном случае мнение жюри было единогласным.

Выбор маршрута
 
Среди десятков российских фестивалей этот – один из наиболее значимых, репрезентативных и масштабных. По традиции «Ново-Сибирский транзит» – это биеннале, включающий в себя все лучшее, что родилось в российских театрах от Урала до Сахалина и Дальнего Востока за прошедшие два сезона. Здесь практически не случается скандалов, потому что новосибирский зритель открыт любым театральным новациям. Хотя, конечно, сезоны бывают разными, что сказывается и на качестве фестивальных спектаклей. И даже не столько на качестве, сколько на их изначальном посыле.
 
Тут, конечно, стоит отметить, что существуют два принципиально разных подхода к самому понятию «фестиваль». Это либо театральный праздник для зрителей, либо достаточно жесткая конкурсная акция. «Ново-Сибирский транзит» всегда относился ко второй категории: здесь есть весьма компетентный экспертный совет, который предварительно отсматривает десятки спектаклей, причем не только на дисках, но и выезжая на места. И прошлый форум, прошедший два года назад, представил такой спектр театральных поисков и находок, причем в большей степени молодых режиссеров, что гордость за «восточный» по своему географическому положению российский театр была неподдельной. Именно он показался центром сценического эксперимента, причем не только формального свойства, но и содержательного.
 
А вот на этот раз фестиваль явно качнуло в сторону спектаклей, рассчитанных на «массового зрителя». Только не пытайтесь искать в этой фразе снобизм столичного театрального критика. Зрители – наше все, кто же с этим спорит. Просто подобные спектакли, лишенные каких-либо новаций, глубины, даже некой спорности, легко могут украсить городскую театральную афишу, особенно по выходным дням, но вот до уровня «фестивального спектакля» им все же далековато. Того спектакля, который является не столько «лучшим» (это все субъективно), но все же симптоматичным для современного развития театрального процесса.
 
Дорога с выбоинами
 
Последнее дело – спорить с экспертами, это абсолютно неэтично. Но, ей-богу, невозможно поверить, что спектакль Александра Баргмана «Лжец» - это самое сильное достижение знаменитой Омской драмы за последние два сезона. Спектакль без внятной концепции, не слишком ловко сочетающий приемы комедии дель арте, поэзию Бродского и тему одиночества художника, мягко скажем, вызывает удивление, ведь даже одна из лучших трупп России, справляется со всем этим с трудом. Тут и кричат, и рычат, и корчат рожи, и медитативно движутся под поэтический аккомпанемент, и теряют сюжетную нить, подчас не находя ее вновь. И даже абсолютная органичность актеров Михаила Окунева и Олега Теплоухова положения не спасает, хотя и дает передышку от чрезмерного театрального темперамента.
 
Или взять, к примеру, спектакль Анны Бабановой «Очи черные» (пьеса Ярославы Пулинович по мотивам «Ямы» Куприна) в Курганском театре драмы. Эта крепко сбитая постановка, сделанная в комичной «кабацкой» манере, но с включением сентиментальных моментов, а также с замечательными вокальными фрагментами в исполнении харизматичного Александра Шарафутдинова, может скрасить зрительский вечер. Но вот представлять театр на престижном фестивале вряд ли, хотя в талантах Анны Бабановой и мастерстве актеров никто не сомневается, просто материал явно не тот.
 
Забавная «Двенадцатая ночь» Маргариты Зайчиковой из Нижневартовского театра, сыгранная в традициях «Вудстока» с персонажами-хиппи, немного оглушила, слегка повеселила, хотя и этот «велосипед» давно уже изобретен и прокатился по многим сценам. «Класс Бенто Бончева» Дамира Салимзянова из драматического театра Прокопьевска был сыгран грамотно, но в целом довольно банально. Поинтереснее показались спектакли Петра Шерешевского «Дни Турбиных» из Тюменского театра, «Время женщин» Алексея Вотякова (совместившего работу режиссера и художника) в Магнитогорской драме, «Камень» Марины Глуховской в Челябинском театре драмы и «Утюги» Анны Яблонской в постановке Ирины Латынниковой Кемеровского театра для детей и молодежи. Там можно было видеть и сценографические поиски, и весьма умелое применение приемов традиционного психологического театра с редкими выходами в надбытовые пространства, и отдельные интересные актерские работы. Но ярких прорывов все же обнаружить не удалось, хотя эти спектакли вполне достойны как зрительского, так и критического внимания.
 
Самому себе остался верен и «Коляда-театр» из Екатеринбурга, показавший спектакль своего основателя и руководителя «Мертвые души». Шумное, броское, музыкально-танцевальное зрелище, одетое в стиле «а ля рюсс», вызвало настоящую бурю восторга у поклонников этого театра (а их огромное количество), но за собственноручно установленные режиссером эстетические рамки не перешагнуло. Впрочем, вероятно, и не собиралось, только по законам, который Николай Коляда, сам над собою поставил, театральное сообщество его спектакли уже давно оценило и с нетерпением ждет расширения установленных границ. Хотя для параллельной театральной реальности Коляды все это вряд ли имеет значение. Кстати, надо отметить, что продвинутая новосибирская публика, привыкшая к фестивальным новациям, частенько покидала в антракте залы на самых, казалось бы, легких спектаклях. Видимо, и зрителю хотелось от «Транзита» чего-то большего для расширения собственного кругозора.
 
Скоростная магистраль
 
Так что из 16-ти конкурсных спектаклей (два внеконкурсных – ярославский «Вий» и «Пышка» из Улан-Удэ не в счет) по гамбургскому счету жюри приходилось рассматривать разве что половину. И вот здесь в явные лидеры вырвался сам город Новосибирск, который сегодня можно рассматривать в качестве третьей театральной столицы России. Четыре театра, участвовавшие в конкурсе, получили главные призы фестиваля, включая «Новацию», которая досталась «Ручейнику» Семена Александровского в театре «Старый дом». При этом стоит сказать, что именно в данном случае мнение жюри было единогласным. Лучшим спектаклем большой формы был признан спектакль Тимофея Кулябина «KILL» в «Красном факеле Кулябин сделал спектакль об убийцах и их жертве, изрядно подкорректировав шиллеровские мотивы «мещанской трагедии» под названием «Коварство и любовь». Заострил тему отцов и детей, причем в самом глобальном, сакральном даже смысле. Тема жертвенной смерти тянется здесь из времен легендарно-архаичных — от распятого Христа, Бога-сына, которого не спас Бог-отец. В контексте последних спектаклей Кулябина «KILL» — продолжение последовательных режиссерских экспериментов, главный из которых —некое алхимическое синтезирование классической истории и ментальных примет сегодняшнего существования и восприятия, чтобы в результате получалась третья, параллельная история, вбирающая в себя и то, и другое, но абсолютно самостоятельная и даже самодостаточная.
 
Приз за лучший спектакль малой формы достался «Унтиловску» новосибирского театра под руководством Сергея Афанасьева и в его же режиссуре. Забытая и почти лишенная сценической истории пьеса Леонида Леонова здесь была реабилитирована в полной мере, заблистала афористичными диалогами, дала возможность заново взглянуть на судьбу провинциального человека. Афанасьев добился практически невозможного, опрокинув бытовую историю в яркую театральность, где переживание и представление слились воедино, не отрицая друг друга, но заметно помогая как актерам, так и зрителям.
 
Борису Павловичу, признанному лучшим режиссером за спектакль «Анна Каренина» Хабаровского ТЮЗа, тоже выпала задача не из легких – театрализовать сложный, многословный и многоуровневый текст Клима, своеобразную постмодернистскую рефлексию на классический роман Льва Толстого. В четырехчасовом спектакле сошлись приемы сценической лекции, кинематографические фрагменты, многократно повторяемые эпизоды из романа в разных интерпретациях, перемешивание прошлого и будущего, чувство и аналитика, обмен персонажами у актеров иногда даже с «переменой пола». Но это зрелище, как мощная театральная воронка затягивало в себя, не желая отпускать на волю, провоцируя собственные размышления и удивление от столь многогранных дарований хабаровских актеров.
 
Что же до главных актерских премий, то их удостоились актер новосибирского театра «Глобус» Лаврентий Сорокин за роль Позднышева в спектакле Алексея Крикливого «Крейцерова соната» и Наташа Розанова – Герда в «Снежной королеве» Романа Феодори, привезенной Красноярским ТЮЗом. Но если «Королева» уже триумфально побывала на многих фестивалях и признана лучшим детским спектаклем минувшего сезона, да и актриса была отмечена наградами, то у «Крейцеровой сонаты», хочется надеяться, еще все впереди. Лаврентий Сорокин при абсолютно бенефисном звучании своей роли, как очень чуткий артист, отнюдь не разрушал общего ансамбля и атмосферы постановки. Смело шел по грани сценических воспоминаний и настоящего времени, виртуозно «переключаясь» из одного состояния в другое. Был порой смешон, порой не слишком вызывал сочувствие, чтобы через минуту весь зал замирал от сожаления над не сложившейся нелепой судьбой его персонажа. Он здесь живет и играет, бывает весьма серьезен и отчаянно ироничен, во всех ипостасях оставаясь большим Артистом.
 
За роли второго плана награды получили Николай Аузин – Шервинский из «Дней Турбиных» и Дарья Савинова – царица Анна Васильчикова из «Василисы Мелентьевой» Минусинского театра. Режиссер Алексей Песегов представил историческую пьесу Островского почти как шекспировскую хронику и в то же время как строгую классицистскую историю, развернувшуюся на наклонном помосте с ямами и провалами. Здесь страсти не рвались в клочья, отсутствовали этнографические подробности и исчезла внушительная часть персонажей. Царственная история оказалась весьма личной, негромкой и намеренно смикшированной. Жаль только, не всем актерам удалось точно донести до зрителей авторский замысел, который казался весьма интересным, но порой терялся без актерской поддержки.
 
Остановки по требованию
 
А вот одним из самых светлых и трогательных моментов «Транзита» стало вручение премий за честь и достоинство. Их, как обычно, было две и только они включали в себя денежную составляющую. Среди награжденных – ведущий актер Красноярского театра драмы Валерий Дьяконов, являющийся еще и превосходным педагогом: среди его учеников было много актеров-участников нынешнего фестиваля. А настоящей героиней стала Татьяна Козицына, экс-директор Молодежного театра Алтая, его строитель и вдохновитель, не так давно жестоко изгнанная из своего Дома. Театр же, как известно, вскоре покинули главный режиссер Дмитрий Егоров, более десяти актеров и немало административных работников. Так что детище Валерия Золотухина сегодня находится в сомнительном состоянии, а вот театральное сообщество России отметило заслуги Козицыной единодушно.
 
Вообще церемония награждения лауреатов была придумана все тем же Дмитрием Егоровым на славу. Раз за разом включался экран, на котором возникали культовые фигуры современного российского театра, виртуально вручавшие награды победителям: Валерий Фокин, Юрий Бутусов, Эдуард Кочергин, Константин Райкин и многие другие весьма важные персоны.
Не стоит забывать и о том, что по традиции фестиваль включал в себя не только спектакли, но и лекции, семинары, мастер-классы, которые теоретически подкрепляли практические результаты театральной жизни, которые могли наблюдать и зрители. Кстати, именно для нее, новосибирской публики жюри, ведомое Романом Должанским, учредило свой Гран-при, вручение которого сопровождалось салютом из петард.

Вернуться к прессе