кассы: +7 (383) 266-25-92
ежедневно с 10.00 до 18.45
администраторы: +7 (383) 266-26-08
 oldhouse@mail.ru
Контактная информация
Версия для слабовидящих

       

КАЖДЫЙ ОХОТНИК ЖЕЛАЕТ ЗНАТЬ…Татьяна Тихоновец , «Петербургский театральный журнал »

Молодой режиссер Семен Александровский поставил в Новосибирске, в театре «Старый дом», обработанный В. Дурненковым вербатим «Элементарные частицы» о создании в советской стране великой Утопии — города науки, Академгородка.


<...> Еще один пока еще тоже молодой режиссер Семен Александровский поставил в Новосибирске, в театре «Старый дом», обработанный В. Дурненковым вербатим «Элементарные частицы» о создании в советской стране великой Утопии — города науки, Академгородка. Совпадение названия с названием романа Уэльбека кому-то из коллег-критиков показалось некорректным. Мне — нет. Совпадения бывают принципиальными, и это, на мой взгляд, не всегда плагиат или беспомощность. В спектакле город сначала задумывается. И это самое увлекательное интеллектуальное путешествие. Сидят молодые люди и просто размышляют о том, как и из каких элементарных частиц создается новый город. Это не то, что было раньше: «Под старою телегою рабочие лежат…» Нет, не рабочие. А будущие светила наук. И не лежат, а сидят в кухне, видимо, в московской. Там всегда что-нибудь затевалось, и не всегда бунты и выступления. Иногда придумывались города. А на видеоэкране в тайге постепенно возникали: стул, кровать, батарея, стол… А потом и все участники великой мечты. В следующей части на все созданное обрушивался дождь. Какая-то прелестная умная девушка на обсуждении сказала, что всегда, когда человечество что-нибудь затевает, на него обрушивается кара в виде потопа. Но я далека от библейских образов. Мне эта дождливая пелена напомнила ту бесконечно серую эпоху вечного застоя, когда казалось, что она закончится только вместе с твоей жизнью. Под этим унылым дождем артисты в мокрых дождевиках зачитывают с капающих страниц знаменитое когда-то «письмо сорока пяти». Тех самых, светил науки, которые стали ими в созданном ими раю — городе советской утопии. Пооглядевшись вокруг, они поняли, что опять ошиблись. Рай оказался клеткой с такими незаметными, но крепкими прутьями, что выбраться из нее удалось далеко не всем. Некоторые и не пытались. Конечно, этот спектакль для юношей, обдумывающих житье, но не для тинейджеров. И не для возрастных зрителей, которым все театр подавай, и чтобы артисты играли этих самых ученых-физиков, и чтобы было похоже на «Девять дней одного года». «Но мы другие, мы говорим от себя, мы не хотим никого изображать», — сказал на обсуждении Александровский. «Не хотите — заставим», — подумала я, но вслух не сказала. <...>

Вернуться к прессе