кассы: +7 (383) 266-25-92
ежедневно с 10.00 до 18.45
администраторы: +7 (383) 266-26-08
 oldhouse@mail.ru
Контактная информация
Версия для слабовидящих

       

Халида Иванова: Я всегда завидовала мужчинамМарина Вержбицкая, «Новая Сибирь, 15 апреля 2011»

Театр «Старый дом» готовится отметить круглую дату: 15 апреля состоится бенефис народной артистки России Халиды Ивановой, приуроченный к юбилею творческой деятельности актрисы. За сорок лет работы на театральных подмостках Халида Иванова исполнила более ста ролей русского и зарубежного классического и современного репертуара. В день бенефиса зрителям будет представлена сентиментальная комедия Вильгельма Муберга «В сотый раз женаты». Бенефициантка выйдет на сцену в роли Асты Альмштрем — провинциальной актрисы, для которой подлинное театральное искусство во сто крат сильнее жизненных обстоятельств. «У меня такое ощущение, что родилась я не в первый раз, и не в первый раз я артистка. И в этой жизни я не хотела ею быть — я хотела быть счастливой женщиной. Но я родилась для театра», — признается Халида Иванова.


На профессиональную сцену выпускница Новосибирского театрального училища (курс Романа Короха) вышла 40 лет назад. Правда, случилось это не в Новосибирске, где Халиде Ивановой суждено было сделать себе имя, а в Челябинске, куда будущая звезда попала по распределению. Через два года Халида Ивановна вернулась в столицу Сибири, поступила в областной театр драмы (в будущем «Старый дом») и буквально в первый год работы стала ведущей актрисой труппы. С тех пор Халида Иванова неизменно выходит на сцену любимого театра. «У меня здесь счастливая судьба, — уверяет актриса. — Я пришла сюда — и в первый же сезон сыграла четыре роли. Все они не остались незамеченными, и я заняла в театре примерно такое же положение, что и сейчас».
Халида Ивановна — одна из тех актрис, которые нужны в любой труппе. Артистка обладает уникальной способностью пережить и преобразовать любой драматический материал и завершить работу над ролью отточенной выразительной формой. Первой ролью Халиды Ивановны на сцене облдрамы была Кристина в «Средстве Макропулоса» К. Чапека. Затем были Антигона в «Антигоне» Ануя, Лаура в «Стеклянном зверинце» Т. Уильямса, Нора в «Кукольном доме» Г. Ибсена, Федра в «Федре» Марины Цветаевой, Медея в «Заброшенный берег. Медея. Ландшафт саргонавтами» Х. Мюллера, Раневская в «Вишневом саде» А. Чехова и другие. Но любимой до сих пор остается Медея в авангардном спектакле немецкого режиссера Бернда Динтера.
Новосибирск принял экспериментальную постановку настороженно, в отличие от Западной Германии, куда театр выехал на первые зарубежные гастроли в истории труппы. «Здесь этот спектакль был не ко времени — как будто и не играли. А вот в Германии он пошел прекрасно. Мы играли его в Берлине. Меня будто кто-то подхватил, и я полетела! Опустилась только тогда, когда он закончился. Этот вечер весь — от и до — был счастьем. На следующее утро я вышла на улицу, и меня окружили какие-то люди. Спрашиваю нашего переводчика: «Костя, что им от меня надо?» А он меня называл «мамулей»: «Мамуля, — говорит, — они хотят автографов!» — рассказывает Халида Иванова. — Я очень любила играть в «Медее». Бернд перед тем, как отправиться в Россию, посмотрел фотографии актеров нашего театра и на роль Медеи выбрал Верочку Сергееву — внешне она полностью соответствовала его представлениям о том, какой должна быть героиня. Но когда режиссер приехал сюда и устроил кастинг, я ему тоже понравилась. Так он решил взять двух исполнительниц на главную роль. Потом Бернд мне сказал: «Когда Вера играет — это мой спектакль. А когда выходишь ты — он твой». Никогда в жизни на меня никто так не смотрел! Я всю жизнь буду помнить, как сидел в зале человек — я играла «не его» спектакль, все делала не так, как он хотел, — а он говорил: «Играй!»
Природа наградила Халиду Иванову неиссякаемым интересом к поиску характера и глубоким драматическим даром, что позволило актрисе выйти за рамки своего сценического амплуа и предназначавшихся ей ролей героинь. Однажды актрисе даже пришлось перевоплотиться в мужчину. «Я всегда завидовала мужчинам, — признается актриса. — Ведь что такое театр? Мужчины-драматурги пишут про себя любимых и свои проблемы. Мужчины-режиссеры ставят это. Мужчины-актеры играют. Самые замечательные пьесы — о мужчинах. В мировом репертуаре не так уж много выдающихся женских ролей. Только молодые — Джульетта, Офелия. А после сорока лет ярких женщин в драматургии нет, как будто их вообще не существует. И вот поэтому мне очень хотелось сыграть мужчину. Получился милый, симпатичный спектакль, но после него у меня отпал всякий интерес к мужским ролям. Я поняла, что от своей сущности никуда не денешься, полного слияния с ролью не получается. Там есть тайна. Есть черта — я ее нащупала, — которую ты не преодолеешь. Это получается театр представления, а не переживания, я могу только догадываться о том, что играю. А переживать мужчину, во всяком случае для меня, — невозможно».
 Принято считать, что для полной реализации талантливому актеру должно везти на роли и режиссеров. Халида Иванова не только исполнила массу интересных ролей, но и стала артисткой, с которой хотят и любят работать режиссеры. В разные годы она работала с Семеном Иоаниди, Изяславом Борисовым, Семеном Верхградским, Дмитрием Масленниковым, Александром Нордштремом, Владимиром Ореновым, Кшиштофом Занусси. «Если сравнивать российских и зарубежных режиссеров, то большой разницы нет. Просто у них комплексов меньше, чем у наших. А наши режиссеры зажатые, поэтому и нервные такие во время репетиций: не дай бог покажется, что ты что-то делаешь не так, не дотягиваешь, — рассказывает Халида Иванова. — Режиссером, оставившим в моей жизни след, я считаю Изяслава Борисовича Борисова. Девять лет он работал в нашем театре главным режиссером, и отношения у меня с ним были сложные. Это была тотальная режиссура — ему все время хотелось нас переделать, но с ним всегда приятно было работать. Как личность меня поразил Кшиштоф Занусси. Он и его жена — самые замечательные люди из всех, кого я в жизни встречала. О них можно много рассказывать, но вот что для меня стало совершенной неожиданностью: во время репетиций «Дуэта» в Варшаве я поняла, что поляки русских не любят. Это у них историческое. А поскольку уважаешь пана Занусси, стараешься не замечать этого. Я потом много думала о том, как они с женой радушно встречали нас и других русских, как мы гостили у них в Париже, как он приезжал в Россию. Почему? И поняла: он как верующий человек эту нелюбовь в себе не любит и всячески старается ее изжить. После этого он для меня вообще как святой стал. Много ли мы со своими недостатками боремся? А ему не нравится это состояние, он хочет освободиться от этого. Потрясающий человек».
Умея войти в любой авторский замысел и точно работать в предложенной режиссером стилистике, Халида Иванова уверена, что безупречного владения техническими приемами настоящему артисту недостаточно: «Отношение должно быть всегда. Без души в театре, как и без владения основными приемами, нельзя — на этом построена русская театральная школа. Если ты не стараешься сживаться с материалом, лучше вообще уйти из театра. У зарубежных актеров иное, но все же. Когда-то режиссер Алек- сандр Нордштрем ставил у нас «Кредиторов» по Стринбергу — это такая пьесочка на троих: первый муж, второй муж и жена. И вот эту жену мы играли в паре со шведской актрисой. Во время репетиций я в основном сидела в зале и наблюдала за ее игрой. Она была очень техничная, у нас редко кто так может. Но в пьесе был трагический финал… По сути, только после ее отъезда, за три недели до гастролей в Швеции, начали репетировать со мной. Нордштрем сидел в зале, и когда я закончила, сказал: «Как хорошо, что она уже уехала! Если бы она увидела, как ты играешь финал, она бы больше играть не смогла».
Накануне творческого юбилея актриса признается в том, что давно не встречает в Новосибирске обоснованную профессиональную критику и с удовольствием работает на любого зрителя: «Мне приятно играть для любой публики — будь то взрослый человек с девственным сознанием или искушенный зритель. Чаще всего об этом не думаешь. Хочется хорошо сыграть — и все. Бывает, на сцене что-то не ладится, но когда тебя там, в зале, любят — ты делаешь что-то такое, чего сам от себя не ожидал.
Актер, как альпинист, который лезет на гору, — он идет к вершине, но не знает, что его там ждет».
В первой части бенефиса, посвященного 40-летию творческой деятельности, народная артистка России Халида Иванова выйдет на сцену в роли шведской провинциальной актрисы. «Шведские провинциальные актеры очень похожи на наших актеров из провинции, — делится впечатлениями Халида Ивановна. — У них своеобразная, небогатая жизнь, сосредоточенная на служении искусству. Они, кажется, никому не нужны, но все равно продолжают служить. Смешно и грустно».
Во второй части юбилейного вечера примут участие ведущие актеры театра «Старый дом». Поздравить артистку на сцену выйдут официальные лица, друзья и коллеги-артисты из других театров Новосибирска. А несколько месяцев спустя поклонники Халиды Ивановой смогут увидеть любимую артистку в новом документальном фильме Юрия Шиллера. Материалы для картины были отсняты осенью и зимой. Монтаж фильма движется к завершению.

Вернуться к прессе