кассы: +7 (383) 266-25-92
ежедневно с 10.00 до 18.45
администраторы: +7 (383) 266-26-08
 oldhouse@mail.ru
Контактная информация
Версия для слабовидящих

       

"Костюм - это драматургия"Юлия Щеткова, «Новая Сибирь»

ПОКА театральный экипаж «Антилопы-Гну» бьет покрышкой на старте юбилейного сезона, в стенах «Старого дома» вызревает новый международный проект.


В феврале 2014 года новосибирский театр объединит творческие усилия с итальянским режиссером Антонио Лателла, дабы представить спектакль «Пер Гюнт». Художественное оформление сценической версии знаменитой пьесы Генрика Ибсена осуществит постоянный соавтор маэстро Лателла — Грациелла Пепе, выпускница института искусств «Джованьоли» и Академии изящных искусств. Для примерки костюмов художница и пожаловала на днях в новосибирский драматический. 

 Грациелла Пепе — добрая знакомая поклонников «Старого дома», одевшая два года назад нашумевшую трилогию Еврипида. В дающих отчетливую и яркую характеристику своим обладателям костюмах от итальянской художницы щеголяли все без исключения персонажи «Электры», «Ореста», «Ифигении в Тавриде». А до Новосибирска — герои спектаклей Стефано Риччи и Джанни Форте, Т. Туццоли, П. Диого, Л. Дализи и, конечно, Антонио Лателла. И хотя сама Грациелла считает себя на театральном поприще «малышкой», в ее творческом багаже красные дипломы по специальности «Сценография» и «Визуальное искусство в спектакле», а также многолетнее сотрудничество с компанией театральных итальянских фестивалей Неаполя и NuovoTeatroNuovo. 
   Работа над сценическим воплощением неоднозначного и непокорного «Пер Гюнта» началась минувшим летом, когда режиссер Антонио Лателла провел мастер-класс и выбрал участников своей команды. Тогда же были сделаны наброски оформления сценического пространства и представлены первые эскизы костюмов. По мнению Грациеллы Пепе, замысел «Пер Гюнта» обещает перерасти в сильный и мощный проект, для реализации которого художнице потребуется изготовить порядка 70 костюмов. Что же касается сценографического оформления спектакля, то публику ждет лаконичное решение, продиктованное природой творчества норвежского автора: «Есть причина, по которой на сцене не будет много бутафории. Она заключается в созвучии режиссуры и сценографии с драматургией текста. Мы пришли к этому после долгого и углубленного изучения вопроса. При этом недостатка в деталях чувствоваться не будет. Поверьте, в условиях актуального театра даже чистый лист бумаги доставляет много впечатлений. Излишек бутафории, напротив, делает так, что заложенный в спектакле механизм перестает работать». 
 
 
   — Грациелла, расскажите немного о себе. Как вы решили стать театральным художником? 
   — Я училась в Академии изящных искусств. Изучала ювелирное искусство и изготавливала по собственным эскизам ювелирные изделия. Потом решила изучать архитектуру и перешла на другой факультет. Но в один прекрасный момент проснулась и поняла, что это не мое — нет у меня архитектурного мышления. Вот тогда я и записалась на факультет сценографии. Это был инстинктивный выбор (в моей жизни не происходило ничего такого, чтобы могло бы меня повернуть к театру), но я влюбилась в свою профессию. 
   — А когда произошло знакомство с Антонио Лателла? 
   — После получения дипломов по специальности «Сценография» и «Визуальные искусства в спектакле» я начала работать в театре. Сначала как стажер, потом как ассистент. 
   ДЕЛАЛА какие-то небольшие работы, а четыре года назад познакомилась с Антонио. В двух проектах я сотрудничала с ним в качестве «сценической швеи» — так в Италии называют человека, который готовит для спектакля придуманные художником костюмы. Затем Антонио что-то увидел во мне и предложил работать вместе. Первые наши проекты были достаточно просты, пока не усложнились до нынешнего уровня. Вообще, я очень благодарна Антонио. Взяв меня, совсем еще «зеленую», в свои партнеры, он словно совершил прыжок с 20-го этажа без парашюта. Представьте, он работал с такими мастерами сценографии, как Аннализа Дзаккерия, Симоне Манино и Симоне д’Амико. Это сильные личности с богатейшим мировоззрением и серьезным опытом работы в театре. Я по сравнению с ними — малышка, и, доверившись мне, Антонио очень рисковал. Не знаю, правильный выбор он сделал или нет, но для меня его выбор — большая честь. 
   — Если не Антонио Лателла, то кто? 
   — В театральной панораме Европы есть множество имен, о творчестве которых можно говорить часами и чьи работы полезно увидеть на сцене. Есть те, которые меня многому научили, хотя я никогда не работала с ними над одним проектом. Это Кастелуччи, Марталлер, Ронкони — великие мастера, чьи воображение и мировоззрение не могут не вдохновлять. Но, честно говоря, меня сейчас интересуют молодые режиссеры, которые не так известны, но могут своими работами рассказать о человеке по-новому и о новом. И пусть их работы далеко не всегда прекрасны, они неизменно дают зрителям пищу для размышлений. 
   — С чего обычно начинается ваша с Антонио Лателла совместная работа над спектаклем? 
   — У Антонио всегда есть ясные и точные представления по воплощению новых проектов. Он четко знает направление движения и всякий раз находит способ донести до меня то, что он задумал. Антонио вводит меня в свое воображение, помещает в свои идеи, которые по ходу работы могут меняться, и это служит для нас точкой отсчета. Конечно, в дальнейшем случаются моменты, когда мы оказываемся на разных путях, но потом обязательно приходим к общему знаменателю. 
   — А споры случаются? Вы готовы отстаивать свою идею и идти вразрез с мнением режиссера? 
   — Моя работа всегда подчинена замыслу режиссера, поэтому громких споров у нас не было никогда. Идеи Антонио очень трудно опередить и предугадать — он всегда на шаг впереди, но несколько раз у меня получилось. Я смогла его удивить, и он принял те мои личные предложения, которые отличались от его задумок. В целом же мы всегда рассматриваем несколько вариантов и выбираем тот, что кажется нам наиболее верным. 
   — Чем сценический костюм отличается от обычной одежды? И правда ли, что последнему не место на театральных подмостках? 
   — По-моему, неправда. Костюм — это не то, что ты надеваешь на тело. Костюм — это драматургия, это четкий знак, который идет в ногу с драматургией. Если я решаю надеть на героя белую футболку — значит, существует веская причина, по которой я ее выбрала. Когда я создаю костюмы, я работаю в тендеме не только с режиссером спектакля, но и с драматургом. И прежде чем надеть на героя, к примеру, джинсы, мы долго изучаем, что эти джинсы собой представляют и какую смысловую нагрузку на себе несут. Мне неинтересно показывать вещь. Мне интересно рассказывать вещью историю. Пусть это будет лишь нижнее белье, но, значит, в этом проекте в этот момент в нем заключается глубокий смысл. То же касается и сценографии. Меня не интересует сценография как некое абстрактное явление, как какая-то красивая картинка. Мне интересно создавать ситуацию, пространство, в котором рассказывается история. 
   — В Новосибирске вы уже рассказали одну захватывающую историю. Ваши впечатления от работы с командой театра «Старый дом»? 
   — Я счастлива сюда приезжать. Мне очень понравилось. У вас легко работается: очень много людей, но каждый занят своим делом. И это просто замечательно. К тому же у вас отличные актеры. У них сильная, живая энергетика и здоровое профессиональное любопытство — они хотят воплотить на сцене как можно больше из того, что ты им предлагаешь. 
   — Как родилась идея художественного оформления спектакля «Пер Гюнт»? 
   — Прочитав пьесу, я увидела парня, который хочет жить в своем мире и выдумал ради этого свою реальность. Это как сон, а все произошедшее во сне можно принимать за явь. Вот это и стало точкой отсчета для моих первых эскизов костюмов «Пер Гюнта». 
   — Кто для вас Пер Гюнт? 
   — Простой молодой человек, который, как Гулливер, путешествует по миру. Быть может, он на самом деле едет по дорогам. А, может быть, выдумывает все — этого я не знаю. Но еще меньше я знаю о том, что сделает с этим героем Антонио Лателла. 
   — И все же, если говорить о концепции, ключевое слово «путешествие»? 
   — Путешествие, путь, пересечение, переход. Он пойдет в одну сторону, а окажется совершенно в другом месте. Однако это не будет путешествие во времени, путешествие по эпохам. Речь идет, скорее, о внутреннем путешествии, узнавании миров, приобретении опыта. Каждый персонаж будет перевоплощаться, и каждое перевоплощение будет эволюцией предыдущего состояния. И всегда Пер Гюнт будет задавать эти перевоплощения. Не знаю, как это будет происходить, но на все приключения потребуется порядка 70 костюмов. С точки зрения сценографии все будет очень строго, статично, неизменяемо. Менее красочно и развлекательно, нежели в «Трилогии» Еврипида. Зато с точки зрения эмоционального воздействия это будет очень сильный проект. Куда более впечатляющий. Я бы даже сказала: хороший удар под дых! 
   

Вернуться к прессе