кассы: +7 (383) 266-25-92
ежедневно с 10.00 до 18.45
администраторы: +7 (383) 266-26-08
 oldhouse@mail.ru
Контактная информация
Версия для слабовидящих
ГАМБУРГСКИЙ СЧЕТ ПО-НОВОСИБИРСКИВладимир Спешков, «Петербургский театральный журнал»

Драматические театры Новосибирска на XXV фестивале «Парадиз».


…В Новосибирске настоящий снег, настоящий конструктивизм и сталинский ампир на центральных улицах, настоящие пробки там же. Но главное (для нас с вами) — настоящие театры. Не обиженные участием в фестивалях самого высокого ранга (да и сам город организует и принимает замечательные Рождественский фестиваль и «Ново-Сибирский транзит»). Сугубо городской фестиваль-премия «Парадиз», уже четверть века собираемый Новосибирским отделением СТД и суммирующий театральные итоги предыдущего сезона, в этой ситуации играет примерно ту же роль, что мифические турниры борцов в гамбургском трактире, описанные когда-то Виктором Шкловским: «Здесь устанавливаются истинные классы борцов, — чтобы не исхалтуриться».

Истинные классы новосибирских театральных «борцов» определяло два жюри: музыкальное и драматическое. Я работал во втором (его председателем был профессор Юрий Михайлович Барбой), поэтому могу судить только о драматических спектаклях «Парадиза»-2012 (хотя успел посмотреть-послушать еще и «Фауста» Шарля Гуно в Новосибирской опере и отдать должное циклопической фантазии сценографа Александра Орлова и хрустальному сопрано Ирины Чуриловой — Маргариты).

Но о драме. Главное: в Новосибирске есть пять абсолютно разных и абсолютно живых драматических театров (какой другой нестоличный областной центр может похвастать этим?). «Тяжеловесы» («Красный факел» и «Глобус») впечатляют масштабами замыслов и затрат, «Старый дом» — разнообразием и дерзостью своих проектов, студийный «Первый театр» — обаянием юности и энергией поиска, Театр под руководством Сергея Афанасьева — абсолютно авторской интонацией. Все (или почти все) работают как открытые системы, привлекая на свои сцены самых разных творцов. Вот и в афише «Парадиза»-2012 сошлись семь режиссерских имен признанных мэтров (Сергей Афанасьев и итальянец Антонио Лателла), полумэтров (Марат Гацалов, Дмитрий Егоров, Тимофей Кулябин) и многообещающих юных дарований (Полина Стружкова и Павел Южаков). Сочетание разных режиссерских талантов в пространстве одного театра необычайно расширяет стилевые и просто репертуарные возможности, привлекая полярно разных зрителей: от самых маленьких до самых продвинутых. «Глобус» утром играл на фестивале прихотливую, но при этом кристально ясную фантазию на тему гайдаровского «Чука и Гека», заворожив ей и детский зал, и взрослое жюри (у Полины Стружковой поистине легкое режиссерское дыхание и заслуженная награда за режиссуру детского спектакля в детском театре). А вечером погружал в бездны экзистенциального отчаяния и изыски театральной виртуозности постановки «Август: графство Осейдж». Эту американскую пьесу Трейси Леттса в России сейчас ставят повсюду, я видел уже четыре спектакля (кроме новосибирского — Анджея Бубеня в Омской драме, Вячеслава Гвоздкова в Самарской драме и Георгия Цхвиравы в Челябинской драме). То, что сделал в «Глобусе» Марат Гацалов, бесспорно, лучшее из увиденного. Пространство малой сцены полностью, без деления на зрительскую и актерскую части, становится пространством дома Уэстонов, так что ты не только зритель, но и соглядатай-соучастник всего происходящего. В главных союзниках Марата Гацалова помимо сценографа Алексея Лобанова и режиссера мультимедиа Натальи Наумовой блестящий актерский ансамбль «Глобуса», удостоенный трех наград «Парадиза»: разнозначные призы за лучшую женскую роль у Людмилы Трошиной (Вайолет Уэнстон) и Светланы Галкиной (Барбара), приз за роль второго плана у Лаврентия Сорокина (Стив Хайдебрехт). У Марата Гацалова приз за режиссуру в спектакле малой формы.

Если Гацалова в «Графстве…» интересует конец «белой цивилизации», то Тимофея Кулябина в «Гедде Габлер» на малой сцене «Красного факела», как мне кажется, конец русской интеллигенции, переродившейся в креативный класс без души, но со смартфонами. В спектакле, который остроумные люди предлагают переименовать в «Гедду Гаджет», фантастически, до мелочей продуманное пространство продвинутой среды обитания начала XXI века (приз «Парадиза» за сценографию художнику Олегу Головко) плюс новая лексика (сценическая редакция Тимофея Кулябина обогатила Ибсена прежде всего ненормативным словом на букву «б»). Все это, наверное, работало бы сильнее, если бы актерам удавалось переиграть реальный вещный мир на сцене. Пока соревнование с дорогущей соковыжималкой, от которой действительно глаз не оторвать, выдерживает, пожалуй, только Дарья Емельянова в роли Гедды: в ее героине (особенно в первом действии) есть и боль, и внутренняя ярость, и непоказное отчаяние.

А вот в «Истории города Глупова» («сатирическая безмолвная комедь» на большой сцене «Красного факела») привлекает прежде всего то, как Дмитрию Егорову удалось заразить своим грандиозным, но не вполне стройным, замыслом десятки актеров. На сцене именно что ансамбль, и в этом смешном и горьком (но, удивительно, почему-то небезнадежном) круговороте российской жизни важен каждый: от очередного градоначальника (их явлено шесть, мне больше других глянулся Угрюм-Бурчеев Константина Телегина) до безымянных подручных Харона, вершащих круговорот власти и истории. У Дмитрия Егорова — приз за режиссуру в спектакле большой формы.

Пять драматических театров Новосибирска — открытое пространство еще и в том смысле, что дает возможность перехода актера из одного коллектива в другой. Переходят, как правило, из «маленьких» в «большие» в поисках лучшей творческой и финансовой доли. Радуешься, что у актеров есть возможность выбора, но и понимаешь, как это порой обескровливает оставленные коллективы. Та же Светлана Галкина когда-то играла в Театре под руководством Сергея Афанасьева, и ее уход отсюда сначала в «Красный факел», а затем в «Глобус», до сих пор ощущается как потеря. Сергей Афанасьев на «Парадизе»-2012 был представлен «Иллюзиями» по пьесе Ивана Вырыпаева. Спектакль редкой режиссерской и сценографической (тот же Сергей Афанасьев) элегантности, где не раздражает даже уже совершенно невозможная на современной сцене музыка Астора Пьяцоллы, а слайды с картинами британского гламурного художника Джека Веттриано вообще выглядят необычайно органично и стильно. Но эта элегантность замысла довольно слабо поддержана актерской командой «Иллюзий».

В трилогии «Электра. Орест. Ифигения в Тавриде» театра «Старый дом» (версия итальянца Антонио Лателла вполне органично «скрещивает» Еврипида и современную массовую культуру, зал полон юных фанатов спектакля, воспринимающих это семичасовое действо как нечто совершенно свое) жюри отметило за роль второго плана Георгия Болонева. Он играет Пилада, спутника и друга Ореста, у него единственного хватает энергии и голоса на весь марафон (другие, очень симпатичные, исполнители явно выдыхаются, все-таки подобные проекты требуют специальных актерских тренингов). Болонев начинал в театре Прокопьевска, потом появился в «Старом доме», сейчас он уже актер «Красного факела» и еврипидовскую трилогию играет как приглашенный. Очень хочется, чтобы спектакль этот пожил подольше, поездил по стране (в Москве уже сыграли и с успехом), у него, помимо чисто театральных, есть и явные просветительские достоинства. Инициатору постановки, директору «Старого дома» Антониде Гореявчевой вручена премия «Парадиза»-2012 за лучший театральный проект прошлого сезона.

Театр-студия «Первый театр» сыграл на «Парадизе» «Самоубийцу» Николая Эрдмана и «Прекрасное далеко» Данилы Привалова. Оба спектакля поставлены Павлом Южаковым, в обоих незаурядные роли у Егора Овечкина (Подсекальников и Саныч). «Первый театр», столь ярко заявивший о себе «Доходным местом» два с половиной года назад, все еще в поиске своей темы и стиля, своего лица. И своего дома. Как долго сохраняются ощущение единой команды и энергия юности при бездомном существовании, Бог знает.

… Ближе к финалу «Парадиза» меня пригласили в телеэфир местной компании.
— А правда, что современный театр в кризисе? — спросила прелестная ведущая по имени Алина.
— Правда, — честно ответил я.
— И новосибирские театры тоже?
— Нет. У вас не кризис, у вас просто театральная жизнь. Такая же настоящая, как ваш снег.

Вернуться к прессе