кассы: +7 (383) 266-25-92
ежедневно с 10.00 до 18.45
администраторы: +7 (383) 266-26-08
 oldhouse@mail.ru
Контактная информация
Версия для слабовидящих

       

Другие эпохи Яна Колесинская, «Siburbia»

Колоритные персонажи петербургского дна, существующие в стихии игрового театра, глумятся и юродствуют, кривляются и насмешничают, выстраивая модель уродливого мира. А иногда просто молчат, и такое молчание сильнее слова. Маргиналам противостоит личность, обладающая недюжинной духовной мощью. На худенькие плечики наброшена мужская шинель как знак мужского характера. Мужского в том смысле, что путь выбран наиболее трудный из возможных.


Колоритные персонажи петербургского дна, существующие в стихии игрового театра, глумятся и юродствуют, кривляются и насмешничают, выстраивая модель уродливого мира. А иногда просто молчат, и такое молчание сильнее слова. Маргиналам противостоит личность, обладающая недюжинной духовной мощью. На худенькие плечики наброшена мужская шинель как знак мужского характера. Мужского в том смысле, что путь выбран наиболее трудный из возможных.

После смерти мужа Ксения облачилась в его одежды, пустилась в скитания и стала называться не иначе как Андреем Федорычем.

Вообще-то странную пьесу написал наш современник Вадим Ливанов. Текст состоит из формально привязанных друг к другу кусков, не выстраивающихся в цельный сюжет. Христианскими фетишами подменяются понятия о нравственности. Тем более в свете агрессивного поведения РПЦ хочется искать духовные ценности подальше от всего, что с ней связано. И не в силах театра сделать из сомнительного материала шедевр. В шаткой конструкции спектакля монологи персонажей о великих делах хотя и царапают сердце, но выглядят фрагментами случайно созданного коллажа, а явление Христа Ксении и вовсе похоже на похмельный бред.

Удивительным образом театру удаётся найти интонацию столь щемящую, что всё происходящее принимаешь за чистую монету. Будто произносятся не слова из религиозной агитки, а зашифрованный текст о смысле жизни. Чувство Ксении к мужу даже после его смерти таково, что, соприкасаясь с ней, каждый становится, пусть ненадолго, честнее и чище. Для неё принять потерю невозможно, но её удел — стать другой. После страшного потрясения в Ксении открывается редкий дар — любовь к миру в любых его проявлениях, любовь даже тогда, когда мир забрасывает тебя камнями. Есть ли смысл любить такой мир, вопрос не сюда — у Ксении нет иного способа выжить и жить.

Заглавную роль играют, сменяя друг друга на протяжении спектакля, три актрисы, и у каждой глаза светятся светом иного знания. За эскападами «хора» всплывает иной план, иная реальность, в которой у зрителя обнаруживается своя глубоко личная боль. О спектаклях, где можно расслабиться и тупо получать удовольствие, мы расскажем как-нибудь потом.

Вернуться к прессе