кассы: +7 (383) 266-25-92
ежедневно с 10.00 до 18.45
администраторы: +7 (383) 266-26-08
 oldhouse@mail.ru
Контактная информация
Версия для слабовидящих

       

Бенефис как награда за верностьИрина Ульянина, «Новая Сибирь, 02.04.2010»

Актриса «Старого дома» Ирина Смолякова отметила 25-летие творческой деятельности


«Смешные деньги» — в комедии Рея Куни с таким названием предстала на сцене в день своего бенефиса Ирина Смолякова, и это двусмысленное название подсказало тему для высказываний поздравлявшим. Всем известно, что несмешные, большие деньги в театрах не платят, и служат артисты не ради зарплаты, а «за интерес». Вот и для Ирины Смоляковой театр стал главным жизненным интересом, судьбой.
Она играла добропорядочную милашку Джейн, уверенно справляясь с трудностями легкого жанра, требующего отточенной техники, особой бурлящей энергетики. Разумеется, в зале был аншлаг, и виноват в том не самый коммерческий драматург, а привлекательность личности бенефициантки, имеющей многочисленных поклонников.
— Спектакль «Смешные деньги» репетировался трудно, премьерный результат нас не очень порадовал, но со временем шероховатости «обкатались», мы — все его участники — добавили персонажам оттенков, уточнили их отношения, и, по-моему, сейчас с каждым разом он идет лучше, — рассказала Ирина Николаевна.
Впрочем, она рано, с первых дней, как поступила в театр, обрела понимание того, что спектакль — творчество коллективное и работа над ним не кончается после премьеры. Смолякова всегда отличалась способностью органично существовать в ансамбле, слышать партнеров, не выпячивать себя. Она вообще по натуре скромна, сполна наделена добротой, мягкостью, отзывчивостью, что и можно признать секретом ее обаяния. А «женский ум», как бы по его поводу ни иронизировали, проявился в верности профессии и своей, однажды найденной труппе и камерной сцене, на которой все как на ладони, и фальшь непростительна.
Ирина Смолякова родилась в Восточной Сибири, окончила театральный институт в Улан-Удэ, после чего успела поработать в Хабаровске, Шадринске, Борисоглебске и других городах. А в Новосибирск переехала вместе с мужем-актером и маленькой дочкой в 1990 году. Молодой актрисе повезло с дебютными ролями в «Старом доме» — главреж Изяслав Борисов занял ее в премьере «Приходите, братья-сестры» по серьезной, полемичной пьесе современного новосибирского драматурга Юрия Мирошниченко и в изящном классическом водевиле «Любовь — книга золотая» Алексея Толстого. Смолякова с удовольствием играла и в классике, и в сказках. Например, с неподражаемым юным озорством воплощает Грушу в «Чиполлино» Джанни Родари. Но настоящим испытанием для нее был моноспектакль «Человеческий голос» Жана Кокто. Опыта исповедальности, открытого проявления воспаленных страстей, душевной боли она не имела, однако от предложения, сделанного Борисовым, и не думала отказываться. Режиссер увидел в пышности ее рыжих кудрей, в аристократичной бледности и телесной хрупкости образ настоящей француженки, а Ирине пришлось преодолевать застенчивость, зажимы, собственные сомнения. И премьера «Человеческого голоса» оказалась подобной взятию высоты. Сыграв предельное одиночество, муки покинутости, невостребованной нежности, она обрела свое актерское счастье, признание публики и критики.
—Я, конечно, несовершенная актриса, — рассуждает бенефициантка. — Я в работе над образом иду не от головы, а от сердца, исхожу из личных переживаний, но если задачи, поставленные режиссером, увлекают, летаю, как на крыльях.
«Летать» ей довелось не единожды — за четверть века сыграны десятки разноплановых ролей. Ирину Смолякову занимали в экспериментальных постановках — авангардных драмах «Медея. Пейзаж с аргонавтами» Хайнера Мюллера и «Меч самурая» по новелле японского классика Сантъютея Энте. Только за последние годы актриса воплотила Хозяйку в «Очень простой истории» М. Ладо, Дуняшу в гоголевской «Женитьбе», Серафиму в «Самоубийце» Н. Эрдмана и сразу шесть образов в драме «Удар» немецких авторов А. Файеля, Г. Шмидт. А еще освоила профессию помощника режиссера, стала заботливой доброй феей для коллег. Теперь переживает не только за собственные роли, а за всю труппу, и актеры отвечают ей взаимностью, что стало очевидным в ходе поздравительной части бенефиса, где звучали только комплименты.

Вернуться к прессе