кассы: +7 (383) 266-25-92
ежедневно с 10.00 до 18.45
администраторы: +7 (383) 266-26-08
 oldhouse@mail.ru
Контактная информация
Версия для слабовидящих

       

Анатолий Григорьев: Актеры сами не знают, на что способныАся Малютина, «Телемир»

«Пришел, сыграл, остался», - перефразируя известную сентенцию, мы получим высказывание об отношениях актера Анатолия Григорьева и театра «Старый дом».


«Пришел, сыграл, остался», - перефразируя известную сентенцию, мы получим высказывание об отношениях актера Анатолия Григорьева и театра «Старый дом». Как парнишка из Казахстана вдруг стала членом труппы одного из старейших театров Новосибирска, расскажет Ася МАЛЮТИНА.

Повернулся режиссеру под руку

Те, кто следит за жизнью театра «Старый дом» не могли не заметить Анатолия Григорьева. Несмотря на то, что он в труппе сравнительно недавно, играет почти во всех крупных спектаклях. А ведь еще два года назад он и сам предположить не мог, что вдруг окажется в Новосибирске и будет работать в одном из самых известных театров города.

Анатолий Григорьев родился и вырос в маленьком городке Кокшетау (Казахстан). Небольшой городок – население его составляет около 150 000 человек – однако является административным центром Акмолинской области. А значит здесь, в центре области, есть свои специализированные учебные заведения. Это Анатолию, с детства мечтавшему стать актером, было на руку – после школы он поступил в Кокшетауский колледж культуры им. Акана сера. Потом устроился на работу в местный театр – Областной русский драматический театр города Кокшетау.

Казалось бы, в городке, где театров раз два и обчелся, надо держаться за свое место. Но Анатолий вскоре бросает работу и отправляется в Москву – нет, не покорять кинобизнес и не рваться на столичные театральные подмостки, как, наверное, многие подумали. Просто ему как любому молодому человеку, недавно окончившему учебу, хотелось немного пожить в свое удовольствие, насладиться ничегонеделанием и свободой выбора. Но, как и многие до и после него, вскоре он понял, что надо браться за ум и возвращаться в профессию. Анатолий вернулся в Казахстан и устроился обратно в театр. Проработал там три года. А потом поехал в гости к брату в Новосибирск. У того как раз родилась дочка, и Анатолий решил и в отпуск съездить, и родственные связи поддержать – на новорожденную племянницу полюбоваться.

После маленького Кокшетау Новосибирск поразил Анатолия – огромный город, множество машин, людей, каждый из которых спешит по своим делам, большие дома, метро. В общем, вскоре возникло желание остаться здесь жить. Надо было искать работу…

Но театрального сезона еще не было, все театры были закрыты, куда идти - было непонятно. Тогда Анатолий совершенно случайно заметил театр «Старый дом», сходил туда и рассказал, что хотел бы здесь работать. Самый важный человек в любом театре, вахтер, его выслушал и предложил прийти в другой день – когда будет главный режиссер. В назначенный день Анатолий был у дверей театра. Как сейчас помнит: на пороге встретил женщину и автоматически открыл перед нею двери, зайдя в здание следом. А потом спросил вахтера, не пришел ли главный режиссер? В ответ услышал: «Да вот же с вами рядом». Оказалось, что он открыл дверь главному режиссеру Анне Зиновьевой.

– Да-да. Слушаю вас, - сказала она.- Что вы хотели?

- А я ей сразу и выложил: кто я, откуда и чего хочу, - вспоминает Анатолий Григорьев. – Она сказала прийти вечером, чтобы почитать что-нибудь. Я пришел и мне предложили остаться на репетицию. Остался. Почитал на репетиции и вроде бы почувствовал, что все… могу больше ничего не искать. Но мне сказали: «Мы тебе позвоним». И я сник, утешал себя тем, что хотя бы отпуск нескучно провел – я же успел и поработать в отпуске, меня брат устроил к себе в магазин цемент грузить. Но мне все-таки позвонили и позвали на репетицию. И я остался в театре...

Сразу включился в новый спектакль, потому что оставалось 15дней до премьеры, а на эту роль больше никого не было. Это был спектакль «Таня-Таня» Ольги Мухиной. Почему меня приняли так сразу? Лично мне кажется, что просто повезло – режиссеру нужен был молодой актер на эту роль, а тут я подвернулся.

Самые значимые роли – самые трудные

«Подвернулся» он весьма удачно: с тех пор как Анатолия приняли в труппу, прошло два года. За это время он сыграл в более чем 15 спектаклях. «Публике смотреть воспрещается», «Пять пудов любви», «Ночь Гельвера», «Трилогия. Электра. Орест. Ифигения в Тавриде», «Ручейник, или Куда делся Андрей?», «Обломоff», «Сон в летнюю ночь», «Вечера на хуторе близ Диканьки» и других. Среди всех них Анатолий для себя выделяет несколько.

— Самые значимые роли те, которые самые трудные, - признается он. – К примеру, спектакль «Ночь Гельвера». Он труден по объему работы: идет почти два часа и мы с Эльвирой Главатских постоянно на сцене вдвоем. И в этот спектакль ныряешь, как в воду, и он тебя держит до самого финала.

Ну и, конечно, важной для меня является роль в «Трилогии» (Анатолий играет там Ореста – прим. ред.). Одно то, что мы поработали с таким режиссером как итальянец Антонио Лателла – это уже само по себе радость. По сути своей он за месяц поставил три полноценных спектакля.

С таким режиссером невероятно интересно работать. Он – не режиссер-диктатор, в работе с которым ты не принадлежишь себе. Совсем напротив – он нам сам говорил: «Предложите мне что-нибудь, а я посмотрю». И он из того, что МЫ делали, выбирал свое, делал какие-то коррективы и все получалось. Мы с ним месяц репетировали с 9 часов и до позднего вечера, но готовы были и дольше работать – забывали обо всем, бежали на работу с радостными глазами. Да и он нас заражал своей энергетикой, так что чувствовалось, что мы делаем что-то хорошее и делаем это вместе. И у нас получилась такая хорошая и крепкая команда, которая стала как семья. Мы даже стали по-другому относиться друг к другу: раньше были как коллеги, а стали настоящими друзьями все 9 человек.

Вот это, пожалуй, две наиболее важные мои роли. Если же говорить о роли мечты, то она пока количественная, а не качественная – просто хотелось бы играть побольше.

На что я готов ради роли? На многое, если это будет действительно нужно, если это будет работать и будет оправдано. Актеры порой сами не знают, на что они способны. К примеру, недавно у нас была творческая лаборатория, где мы делали эскизы спектаклей за три дня. Раньше я ни разу не участвовал в подобных лабораториях и представить не мог, что можно такое сделать. Но когда это случилось, это оказалось таким кайфом! Это был, можно сказать, спектакль, который рождался здесь и сейчас. Чувство было такое, как тогда, когда впервые выходил на сцену.

Волнуюсь ли сейчас перед выходом на сцену? Нельзя сказать, что нет. Это чувство никуда не делось, просто я научился его осаживать, контролировать. Вообще же я больше люблю спектакли с интерактивом: когда мы начинаем общаться с публикой. И когда она тебе отвечает – это дорогого стоит. Когда видишь, что ты небезразличен зрителю и он вступает с тобой в диалог – это мне очень нравится.

Круглосуточная работа

Вообще же Анатолий Григорьев признается, что самая любимая его публика, это такая, в которой взрослые становятся как дети и наоборот. И вообще ему очень нравится играть для детей – у них такая вера в происходящее на сцене, что если они включаются в спектакль, то сами начинают его играть.

Анатолию вообще нравится общаться с детьми: а та самая племянница, из-за рождения которой он когда-то приехал в наш город, сейчас - одна их лучших его друзей. Она пока не была на спектаклях дяди – маловата еще, не высидит два часа на одном месте – но зато вовсю эксплуатирует его актерские способности дома. С ней он перевоплощается в ребенка и играет «на равных».

Зато родители уже видели спектакли сына. Мама, когда приезжала в Новосибирск к теперь уже двум сыновьям, не преминула посетить театр, в котором нашел призвание ее сын. К слову сказать, когда-то, когда Анатолий выбрал театральное поприще, родители его не подержали: вроде бы и не имели ничего против, но надеялись, что эта блажь пройдет. Не прошла… Теперь им остается только гордиться сыном, хоть и сетуя в душе на сложности профессии.

А они, эти сложности, безусловно есть. Ведь это только мы, приходя домой, оставляем работу за порогом квартиры. Актеры работают круглые сутки, особенно тогда, когда репетируют новую роль.

— Обычно закрылся занавес и все – я вновь возвращаюсь в себя,- признается Анатолий Григорьев. – Переживаешь тогда, когда что-то не получилось на сцене. Тогда я долго не нахожу себе места, пока не удается в следующем спектакле ошибку исправить.

Другое дело, когда идет репетиция нового спектакля. Тогда это круглосуточная работа: мозг постоянно работает, смотришь на мир по-другому, ищешь, что можно привнести в роль, ищешь похожих на твой персонаж людей. Наблюдательность вообще очень важна для актера – это одна из самых важных его качеств. Какой бы ни был актер, он все равно копирует других – копирует что-то, что когда-то увидел у других, пусть даже много лет назад.

У нас скоро будет такой тренинг, когда ты должен взять какого-то человека, реально существующего, и скопировать его со всеми его привычками, повадками, жестикуляцией, манерой речи, взглядом. Такое задание было у нас в колледже. Тогда я копировал свою бабушку и получил пятерку.

Чем еще сейчас занимаюсь? Тимур Станиславович Насиров ставит «Житие Ксении Петербургской». Там центральная роль Ксении, а все остальные актеры будут играть в разных эпизодах. Занят там и я. Премьера спектакля ожидается в феврале. А потом будем ставить те эскизы, которые мы делали в лаборатории: «Как я стал» и «Бip, екi, уш»

Вернуться к прессе