кассы: +7 (383) 266-25-92
ежедневно с 10.00 до 18.45
администраторы: +7 (383) 266-26-08
 oldhouse@mail.ru
Контактная информация
Версия для слабовидящих

       

 
Итоги фестиваля

Приводим мнение профессионального зрителя – Ольги Сенаторовой, генерального директора творческо-координационного центра ТЕАТР-ИНФОРМ, главного редактора газеты «Театральное дело» (Москва).

- После первого акта у меня был культурный шок, протест. Дальше я начала задавать себе вопросы: мне было скучно? – нет; вылавливала ли я новые смыслы? – да.

Я пошла от названия – «Пять пудов любви» – ведь на чеховской подсказке построено все действие спектакля Зайкаускаса. Где же эти пуды? Практически в каждом персонаже можно найти любовь. Маша – любовь-боль. Я подчинилась температуре кипения этого образа. Что мы открываем в этой роли? Традиционно во втором акте я встречала потухшую Машу, сомнамбулу, но в спектакле «Старого дома» Маша – бунтарка. Я благодарна Наталье Пивневой за это решение роли.

Медведенко, которого исполнил Вадим Тихоненко, - это уже иное качество любви: самоотречение до уничижения. Актер не пропускает ничего. Он все время распределен в пространстве спектакля. У Треплева, в исполнении Сергея Басса, другие мотивации – более обостренные. Я впервые увидела Треплева эгоиста. Чехов писал «Чайку» об искусстве. Спектакль Зайкаускаса - про человеческие характеры, чувства, их столкновения, о том, что они могут сделать с человеком.

Актрисе Вере Сергеевой, играющей Полину Андреевну, также в определенной степени удалось «содрать» стереотип со своего персонажа. Она – любовь на коленях, ползучее и трогательное существо одновременно. Тригорин Сергея Безродных – любовь-торнадо, заключенная в спокойные формы. Он представлен человеком ведомым, благодаря чему для меня он впервые открылся как мужчина. Аркадина в исполненеии Эльвиры Главатских – любовь амбиций. В дуэте Аркадиной и Тригорина сильным партнером оказывается женщина.

В этом спектакле интеллектуальная сторона отходит на второй план. Пять пудов – это акты любви. Для каждого персонажа любовь сочинена, она здесь земная, хваткая, не возвышенная. Имеет режиссер на это право? Имеет! Все в это поверили. Это его мир, его взгляд. Спектакль получился без катарсиса, финал в прямом и переносном смысле закрыт. В нем даже чайку перекричали, уничтожили этот символ. Это удар по моим чувствам, но я была подчинена стихии этого спектакля.



ПРЕМЬЕРА




Поиск по сайту
 
  ВАКАНСИИ  Статьи  Блог  Новый блог  Блоггер