кассы: +7 (383) 266-25-92
ежедневно с 10.00 до 18.45
администраторы: +7 (383) 266-26-08
 oldhouse@mail.ru
Контактная информация
Версия для слабовидящих

       

 
Эскизная премьера российско-германского «Удара»

18 героев основанной на реальных событиях истории сыграли 3 актера – Максим Гуралевич, засл. арт. РФ Вера Сергеева и Василий Байтенгер. По окончании показа состоялась дискуссия, участие в которой приняли исполнители главных ролей, режиссер спектакля Ронни Якубашк (Германия) и, конечно же, зрители.

«Удар» - один из самых нестандартных проектов «Старого дома». Это эксперимент во всех отношениях. Во-первых, наш театр впервые берется за постановку современной европейской драмы «новой волны», ожесточенные споры по поводу которой не утихают до сих пор. Во-вторых, работа над спектаклем ведется в необычной для нашей страны форме WORKSHOP-ов. В-третьих, текст пьесы основан на реальных событиях, в центре которых непохожие на интеллигентного зрителя персонажи, а также совершенно не театральная и абсолютно шокирующая история. В-четвертых, пьеса написана в документальном жанре, а спектакль этот злободневный non-fiction бережно сохраняет и даже подчеркивает. В-пятых, многочисленных персонажей пьесы исполняют по три актера в каждом составе (Максим Гуралевич, Вера Сергеева, Василий Байтенгер; Егор Голдырев, Ирина Смолякова, Сергей Безродных), что в театральной практике применяется крайне редко. В-шестых, это театральное действо не вписывается в рамки русского психологического театра, тем самым бросая вызов вековым стереотипам зрительского восприятия.

Перечисление всех граней российско-германского эксперимента можно было бы продолжить, однако и шести пунктов оказалось достаточно для того, чтобы зрители восприняли «Удар» весьма неоднозначно. Недаром дискуссия с постановщиками кипела страстями и, несмотря на позднее время, никак не могла завершиться. Ниже мы предлагаем вам ознакомиться со списком самых обсуждаемых после просмотра «Удара» тем.

Пролог
Пьеса «Удар» основана на реальных событиях, произошедших в 2002 г. в немецком местечке Потцлов, где двое братьев Шёнфельд, 23-летний Марко и 17-летний Марсель, а также их друг, 17-летний Себастьян пытали и зверски убили своего 16-летнего приятеля - Маринуса. «Убийство в Потцлове» получило широкий общественный резонанс.
Преступлением заинтересовался и Андрес Файель. В течение полугода вместе с Гезине Шмидт он проводил опросы всех, кто что-либо знал об этой трагедии. Смонтировав в одном тексте отрывки из судебных протоколов, бесед, допросов юных убийц, их родителей, друзей, работников прокуратуры и потцловских жителей, драматурги весьма натуралистично показали как само преступление, так и жизнь, из которой оно выросло.

Апробация
В кино пьеса «Удар» впервые была снята в жанре документальной драмы (режиссер Андрес Файель), фильм имел огромный успех и вызвал серьезные дискуссии в культурных кругах Европы. На театральных подмостках пьеса впервые инсценировалась как документальная драма для двух актеров (совместная работа берлинского Театра имени Максима Горького и Базельского театра, режиссура Андрес Файель) и опять-таки не осталась незамеченной. Вскоре за реинтерпретацию «Удара» взялось более тридцати немецкоязычных трупп.

Кому это надо?
Будучи театральной столицей Сибири, Новосибирск остается очень консервативным городом и крайне неохотно принимает новые в том числе и радикальные театральные тенденции. К примеру, современная драма конца XX – начала XXI века осталась за бортом. Театр «Старый дом» решил восполнить пробел. Поэтому цель международного проекта «Удар» - знакомство жителей Новосибирска с последними тенденциями немецкоязычной драматургии как с одним из самых влиятельных театрально-литературных течений «новой волны».

Быть или не быть?
Некоторые зрители пришли в замешательство от того, что ультрасовременная пьеса, а вместе с ней и реальное убийство во всех его ужасных подробностях оказались на сцене театра. По мнению наших консервативных гостей, с подмостков ручьями должен литься позитив и проверенная временем классика. Однако не стоит забывать о том, что нынешняя классика когда-то также была в диковинку и в большинстве своем принималась с большими оговорками, если не сказать, в штыки. К тому же театр не молочная речка - кисельные берега, и ждать от него исключительно сладкого киселика не стоит. Порой искусство рассказывает о том, что вы даже не знали, что хотите узнать, пока не узнали на самом деле. Как писал Френсис Бэкон: «Даже в красивейшем пейзаже, среди деревьев, под листьями насекомые пожирают друг друга; жестокость – это часть жизни».

Герой нашего времени
Часть аудитории после закрытого показа была возмущена героями пьесы и их неграмотной сленгизированной речью. Вместо Личностей с большой буквы - глубоких, мыслящих и красиво изъясняющихся - на сцену вышли те, кого раньше называли деклассированными элементами – недалекие, нравственно убогие, жалкие и косноязычные. «Безнравственно!» - восклицают одни. – «Зрите в корень», - отвечают им теоретики театра.
«Новую драму часто обвиняют в безнравственности, хотя эта драматургия не проповедует ничего такого. Наоборот, только то и делает, что проповедует нравственность. Эти пьесы оставляют такое ощущение, потому что героем ее стал человек, как правило, с тремя извилинами, говорящий на весьма специфическом языке. Интеллигентный человек приходит в театр в надежде увидеть такого же интеллигентного, как он, человека на сцене, а вдруг видит малосимпатичные ему создания, которым в театре вроде бы не место. Современная драма ершиста. Она все время предлагает зрителю не то, что он ожидал увидеть, а нечто иное, раздражительное», - уверяет в одном из интервью известный театровед Марина Давыдова (Москва).

Прямая речь
Ронни Якубашк, режиссер спектакля «Удар»: «Нашу постановку отличает особая драматургическая форма, которую мы попытались сохранить во всем. Через сухой зык допросов и интервью, через минимализм художественного оформления мы попытались показать живых персонажей, которые скрываются за этими текстами. Показать - цитируя, но не открывая».

Василий Байтенгер, актер театра «Старый дом»: «Документальный текст тяжело играть, сказывается отсутствие четвертой стены. Русская театральная школа предполагает переживание и тянет нас в другую сторону, но мы стараемся сдерживать себя. А документальную сухость компенсируем этюдами».

Сергей Безродных, засл. арт. РФ, актер театра «Старый дом»: «Мы не прикрыты здесь, как обычно, образами, гримом, костюмами. Мы здесь можно сказать голые. Но здесь важна наша человеческая позиция. Мы должны показать, что самое страшное в нашей жизни – равнодушие, и поставить перед каждым зрителем вопрос: что он собой представляет?»

Вера Сергеева, засл. арт. РФ, актриса театра «Старый дом»: «Когда я впервые прочитала пьесу, я была в шоке. Я даже спать не могла. И не представляла, как можно ТАКОЕ играть. Потом я дала почитать текст одной немолодой женщине. Она объяснила мне, что все описанное действительно есть – и такие проблемы отцов и детей, и неумение молодежи общаться без алкоголя. А раз это есть, раз это волнует людей, значит, театр должен не закрывать глаза, а говорить об этом во всеуслышанье».

Ирина Смолякова, актриса театра «Старый дом»: «Когда ты узнаешь подробности этой ужасной истории, то первым делом хочется принять душ и смыть с себя всю эту грязь. Тем не менее пьеса не вызывает отторжения, а как всякий драматический материал требует к себе уважения и пристального внимания».

Максим Гуралевич, актер театра «Старый дом»: «Это очень интересная работа. Необычный материал, который затрагивает меня, как человека: я не бандит и люблю добро, а приходится играть внутренне неприятные и непринимаемые мною вещи. Новый, вне школы русского психологического театра подход к перевоплощению. Очень интересный режиссер со своим видением и совершенно другим менталитетом».

ПРЕМЬЕРА




Поиск по сайту
 
  ВАКАНСИИ  Статьи  Блог  Новый блог  Блоггер