кассы: +7 (383) 266-25-92
ежедневно с 10.00 до 18.45
администраторы: +7 (383) 266-26-08
 oldhouse@mail.ru
Контактная информация
Версия для слабовидящих

       

 
21 декабря спектаклем "Смешные деньги" Леонид Иванов отметил свой юбилей

После беседы с Леонидом Александровичем у меня осталось несколько заготовленных вопросов, появились новые. Кажется, что разговаривать с этим человеком о театре, искусстве, да и просто о жизни можно часами.

В «Старом доме» Леонид Иванов работает с 1983 года. После окончания театрального училища он попал туда по распределению.

- Леонид Александрович, у вас никогда не возникало желания уйти в другой театр?

- Я не сторонник того, чтобы актер менял место работы. Доводилось встречать людей, которые работали в разных театрах, но потом жалели об этом. Хотя, помню, как один из моих преподавателей в училище говорил, что в театре юного зрителя не стоит играть больше пяти лет. По его мнению, это деградация для артиста.

- Однако наверняка есть моменты, которые вас не устраивают в «Старом доме»?

- Сейчас в театрах вообще существует негативное явление, связанное с отсутствием главного режиссера. Причем режиссера не как такового, а лидера. В театре всегда должен быть объединяющий человек, который повел бы за собой, держал бы какую-то планку, состояние. Сейчас многие режиссеры, не хотят сидеть на своих местах, они ездят и делают постановки в разных театрах. Поэтому часто получается так, что когда приходит молодой артист, по сути, им никто не занимается и не работает с ним по творческой линии. Вот взять театры Товстоногова, Любимова, там актеры называют режиссера отцом родным. Мой первый режиссер Изяслав Борисов был мне таким отцом восемь лет.

- Какой совет можно дать молодым актерам, чтобы облегчить их работу в театре?

- Я ведь не режиссер, а только коллега, и мне очень трудно подсказывать. Если режиссера нет, труппа в лучшем случае начинает варится в собственном соку. Но все-таки брошенность начинающих актеров очень тяжела для них.
Кинематограф… Экран манит многих молодых актеров в столицу. Мелькнуть в каком-нибудь фильме, раскрутиться, стать известным, любой ценой, любыми путями… Но стоит ли оно того?

- Чтобы сниматься в кино чем-то нужно жертвовать – уехать в столицу, жить непонятно на какие средства. Лично я уже прикипел к одному месту, к своему городу, к семье. Быть лишенцем надолго меня не хватило бы. К сожалению, горький опыт некоторых актеров показывает, что это того не стоит, - считает Леонид Александрович.

- А какие фильмы вы смотрите?

- Если разобраться, то в принципе смотреть сегодня нечего. Картины, которые показывают, мне не нравятся, я никогда не буду их смотреть. Хотя из ряда других сериалов выделяю один, на который буквально «подсел»: это «Ликвидацию». Люблю просматривать и старые отечественные кинокартины.

Бывает, что актёры всю жизнь работают в одном амплуа. Кто-то ведет комическую линию, другой играет преимущественно трагические роли. Леонид Иванов играл самых разноплановых героев. На сегодняшний день у актера более семидесяти ролей.

- У меня с театрального училища образ простака. Это так называемый социальный герой. Я могу играть и простого инженера, и сантехника. Хотя был и дворянином, Фердинандом в произведении Шиллера «Коварство и любовь». Играл во многих спектаклях для детей.

- Леонид Александрович, человек всегда запоминает всё самое первое. Какой была ваша первая роль роль?

- Это был спектакль «Отпуск по ранению». Его ставили в театральном училище, там я играл две эпизодические роли. Мне оставалось учиться два месяца, и до получения диплома и Борисов уже взял меня в «Старый дом» играть в этом же спектакле, только главную роль. Конечно, играть ее было намного интереснее.

- Какая роль запомнилась вам больше всего?

- Как-то мы ставили русскую народную сказку «Бубеня – ученик богатыря», и мне дали роль Бубени. Дома потом дразнили, говорили: «да ты полный Бубеня»! Я всегда шел играть этот спектакль, как на праздник. Столько я там тратился! В сказке затронута тема патриотизма, любви к своей родине, которая меня очень сильно волнует. - А какую роль вам бы хотелось сыграть?

- Честно говоря, не знаю, сложно назвать какую-то определенную роль. Неплохо было бы сыграть в драматическом жанре. Мне до сих пор любопытен Островский. Не отказался бы от хорошей мелодрамы.

- Давайте представим, что время удалось отмотать время. Если не актером, то кем бы вы стали?

- Кем только я не мечтал быть! И милиционером, и военным, думал идти в педагогический институт - на педагога. Нравилась мне профессия водителя, хотелось быть охотоведом. Но это все были мечты, они вспыхивали и уходили.

Артистов в семье Леонида Александровича не было. Родители жили в деревне. Актер рассказывает, что его отец был мастером передразнивать, причем выходило у него очень похоже. По сути это была самая настоящая пародия.

Леонид Александрович окончил школу и уехал из родной деревни в Новосибирск. Большой, красивый и многолюдный город до глубины души поразил молодого человека, вызвал восторг и восхищение. Леонид решил пойти учиться на токаря. А потом…

- Как-то раз я увидел, что в «Прогрессе» работает театр миниатюр. Режиссером был Валерий Николаевич Харитонов, некогда работавший в театре у Райкина. Я стал туда ходить и … что-то произошло. Эта самодеятельность зацепила меня. Я бросал работу за час и ехал из Северо-Чемского в «Прогресс». После этого были два года в армии, но мне было уже совсем не до службы. Я переписывался с Валерием Николаевичем, и, вернувшись в Новосибирск, поступил в театральное училище.

Сейчас Леонид Иванов не только играет на сцене «Старого дома», но и занимается в двух театральных студиях – со школьниками и студентами. Через пьесы и самодеятельность Леонид Александрович прививает детям и молодежи такие понятия, как «отечество» и «патриотизм».

В беседе с Леонидом Александровичем мы не могли затронуть тему современного театра, в котором всё больше символики, ускользающего смысла, недосказанности, неоднозначности…

- Все новые веяния и тенденции хороши и интересны. Однако я считаю, что при всем модернистском подходе нужно внятно и понятно рассказывать зрителю историю. Главное, чтобы всего было в меру. Моя дочь недавно ходила на «Короля Лира», которого показывали в рамках Рождественского фестиваля искусств. Она не досидела до конца и ушла. Когда король Лир пятнадцать минут спускается по ступеням, и при этом говорит слова, которые зритель не слышит, желание смотреть спектакль отпадает. Постановка явно рассчитана на западного зрителя, такой вариант и нужно возить на запад. Может быть, излишней модернизацией театр хочет привлечь зрителя, но это всегда можно сделать по-другому. У нас в театре есть спектакль «Простая история», и зритель в зале плачет, когда смотрит его. Конечно, художнику свойственно тянуться к неизведанному, но не нужно зарываться в этом. Опасно заходить в те глубины, в которые, может быть нам и не нужно заходить.

- Не кажется ли вам, что часто такие спектакли учат зрителя не доверять своим чувствам? Если человек видит, что это знаменитый театр, спектакль ставит известный режиссер, то считает, что он просто обязан найти глубинный смысл во всем том, что ему будет показано…

- Зритель может постесняться выразить свое непонимание, поэтому он, конечно, старается найти в непонятном скрытый подтекст. Я для себя выбираю то, что мне нравится. А если не понимаю чего-то, то и не буду это брать. Театр должен цеплять в первую очередь.

© Беседовала Любовь Шалабаева

Материал опубликован на сайте www.kulturasi.ru

ПРЕМЬЕРА





Поиск по сайту
 
  ВАКАНСИИ  Статьи  Блог  Новый блог  Блоггер